Меню
Видеоучебник

Неизвестные нам сказки

Урок 1. За страницами учебника. Литература. Внеклассная работа и классные часы

На этом уроке мы узнаем о происхождении некоторых сказок. Поговорим о том, какими известные нам сказки были раньше. Познакомимся со сказками, которые были популярны века назад.

Конспект урока "Неизвестные нам сказки"

Сегодня мы…

· Узнаем о происхождении некоторых сказок.

· Поговорим о том, какими известные нам сказки были раньше.

· Познакомимся со сказками, которые были популярны века назад.

«Не жизнь, а сказка», «Это просто сказочно!», «Сказочная красота»… Когда мы говорим о сказках, то подразумеваем обычно что-то волшебное, светлое, со счастливой концовкой…

Но что мы вообще знаем о сказках? И знаем ли мы что-нибудь о сказках по-настоящему?

Сказка – это вымышленная история, которая может быть народной или сочинённой автором.

Сказки бывают разные: бытовые, сказки о животных… но самыми любимыми для читателей, конечно, бывают волшебные сказки. В них действуют царевны и прекрасные принцы, простые девушки выходят замуж за королей, а злых мачех, ведьм и колдунов всегда побеждают.

Откуда же берутся сказки, которые мы так любим? Чаще всего народные сказки доходят до нас адаптированными, приспособленными к нашему времени. Авторы, которые переписывают и приспосабливают сказки, берут их из сборников таких собирателей фольклора, как Шарль Перро или братья Гримм.

Но и они часто «приглаживали» народные сюжеты, украшали их. А на самом деле сказки уходят корнями в глубокую старину. Они впитали в себя суеверия и память наших предков. И в первоначальном своём виде сказки далеко не так безобидны, как это нам помнится. Ведь рассказывались они в глухие ночи у очагов не только для детей, но и для взрослых. Да и дети в древности воспитывались совсем иначе. Они были привычными к жестокостям окружающего мира.

Очень часто целью сказки было не просто развлечь или насмешить слушателей, но и ещё как следует их напугать. А детям внушить мысль о том, что нужно слушаться взрослых, не уходить одним далеко и остерегаться окружающего мира. Сейчас настоящие сказки из древности показались бы нам похожими на фильмы ужасов: в них постоянно рубили головы и руки, ослепляли людей или просто кого-то ели. Да-да! Ужасный сюжет из античных мифов, когда человек, не подозревая об этом, ест блюдо из своего родственника, прочно закрепился в сказках. При этом у народных сказок есть множество вариантов – ведь в каждой местности старались рассказать сказку по-своему.

Кто не знает сказку о Красной Шапочке? А ведь ей, оказывается, не меньше семисот лет! В Европе эта сказка была известна с 14 в., и девочка в ней надевала то красный колпак, то красный плащ. Да и несла она своей бабушке в разных вариантах то головку сыра, то рыбу. И на пути девочке встречался то просто волк, то вервольф-оборотень, то огр – людоед-великан. Он действительно опережал глупую девочку и убивал её бабушку – но при этом ещё и предлагал девочке подкрепиться вместе с ним. Концовка в этой сказке обычно тоже была несчастливой – и только в некоторых вариантах девочка успевала сбежать.

Шарль Перро сказку переписал и переосмыслил – у него девочка стала носить особый чепец, шаперон, то есть именно шапочку.

И снабдил сказку моралью о том, что нельзя разговаривать с незнакомцами. Особенно скромными нужно быть девушкам:

Детишкам маленьким не без причин

(А уж особенно девицам,

красавицам и баловницам),

В пути встречая всяческих мужчин,

Нельзя речей коварных слушать, —

Иначе волк их может скушать.

А кто-нибудь помнит про трёх медведей и Машеньку? Эту русскую народную сказку… которая на самом деле совсем не русская. Сказка эта забрела к нам из Шотландии. В девятнадцатом веке её записал поэт-романтик Роберт Саути, а у него сказку позаимствовал Лев Толстой – и как раз у Толстого в тексте появилась белокурая девочка-Машенька.

Кто же ел кашу медведей до этого и спал в их кроватках? В народной сказке это был хитрый лис, извечный враг медведей. И за свои проказы лис в конце концов поплатился шкуркой. А вот в сказке «Три медведя» Роберта Саути к медведям забралась старуха. При этом три медведя – большой, средний и маленький – описываются как добродушные, гостеприимные, доверчивые хозяева. А вот старушка – хулиганка, наглая, некрасивая бродяжка. И именно в сказке Саути впервые встречаются те самые повторяющиеся фразы: «Кто-кто сидел на моём стуле?» «Кто-кто ел мою кашу?»

Когда три медведя вернулись – старуха выскочила в окно, и больше они о ней не слышали.

Со временем в пересказах старуха начала менять цвет волос – они становились то белыми, то серебряными – и в конце концов стали золотыми. А сама старуха превратилась в девочку Златовласку.

Лев Толстой превратил Златовласку в Машеньку, а медведи в его пересказе стали дружной семьёй.

Но как же по-настоящему русские сказки? Неужели мы тоже не знаем их по-настоящему? Увы, да. Народные сказки собирали многие фольклористы, и самым известным стал сборник «Народные русские сказки» Александра Николаевича Афанасьева. Однако многие из этих сказок – грубые и жестокие. Они довольно сомнительны с точки зрения современной морали. Поэтому до нас они тоже доходят в адаптациях и пересказах.

Какую сказку мы слышим в колыбели едва ли не самой первой? «Мышка бежала, хвостиком махнула…» ну, конечно же, это «Курочка Ряба»! И кто бы мог поверить, что в первоначальных вариантах этой простенькой сказки звучит набат и происходят настоящие трагедии?

Дело в том, что в полной версии сказки разбившееся яичко было только началом истории. Дальше дед и бабка начинали плакать, причитать и пересказывать каждому встречному историю о разбитом яичке. С этого и запускалась самая настоящая цепочка катастроф: сорока ногу изломала – тын расшатался – дуб посшибал с себя листочки – попадья развернула тесто – дьяк ударил в набат и так далее. И каждый участник передавал другому уже удлиннённую версию рассказа о несчастьях.

В конце концов получалось, что маленькое разбитое яичко привело к большой катастрофе.

А своим современным видом сказка о курочке Рябе обязана замечательному русскому педагогу Константину Дмитриевичу Ушинскому. Он убрал из сказки все несчастья и оставил только ту часть, которая понятна детям.

Впрочем, некоторые сказки, такие, как «Колобок» или «Репка» доходят до нас всё-таки без изменений.

А как же авторские сказки? Некоторые из них тоже дошли до нас в сильно изменённом виде. Например, в советское время серьёзной цензуре подверглись сказки Ганса Христиана Андерсена. Из них были вырезаны все христианские мотивы. Например, в сказке «Дикие лебеди» мачеха послала трёх жаб, которые должны были сделать Элизу уродливой и злобной. Однако Элиза была так невинна и набожна, что жабы превратились в алые маки.

Но больше всего христианских мотивов исчезло из сказки «Снежная королева». Во-первых, зеркало, осколок которого попал в глаз и сердце Каю, разбилось именно потому, что ученики тролля хотели посмеяться над самим Богом.

Во-вторых, «Снежная королева» – это рождественская сказка. Она наполнена цветением рождественских роз и пением псалмов.

И наконец, в спасении Кая Герде помогают молитвы. Её защищает целая армия ангелов. И именно чистота и невинность Герды, то, что она остаётся ребёнком в душе, спасают её и Кая от снежной королевы. Это подтверждается одной из финальных фраз сказки:

«Бабушка сидела на солнышке и вслух читала Евангелие: “Если не будете, как дети, не войдете в царствие небесное!”»

Однако есть такие сказки, которые оказались почти забытыми, несмотря на их огромную популярность в прошлом. Это, например, сказки о Бове Королевиче. У сказок этих необычная история.

Считается, что корни сказок о Бове Королевиче уходят в 13 век, в средневековую Англию. Один из самых популярных героев рыцарских романов был рыцарь Бэв из Антона. Образ этого рыцаря перекочевал затем в известную итальянскую поэму “Французские короли” – тут Бэв превратился в Бово Д`Антона. Затем он пропутешествовал в Сербию и Хорватию – и приехал в Великое Княжество Литовское, в виде перевода-пересказа. Этот пересказ назывался “Повесть о Бове-королевиче” – или “Сказания про храброго витязя про Бову-королевича”. Текст этот предназначался в основном для чтения знатью и представлял из себя рыцарскую, вернее, богатырскую повесть. Однако затем текст начал перепечатываться и распространяться. В конце концов он попал в лубочные издания для простого народа – так назывались упрощённые, дешёвые книги или картинки с подписями. И в лубочных изданиях повесть о Бове-королевиче обрела такую популярность, что образы из неё ушли в народ. Они распространились по всем славянским землям, стали частью фольклора, и теперь уже народ начал пересказывать бывший рыцарский роман на свой лад, додумывать подробности и придумывать другие сюжетные линии.

А об иностранном происхождении всеми любимых сказок напоминали только причудливые имена.

Главным героем сказки выступал доблестный Бова Гвидонович. Злая мачеха Милитриса Кирбитьевна и отчим Додон задумали его убить, и королевичу приходится бежать из родной страны. Он попадает к королю Зензивию и влюбляется в его дочь Дружевну. Бова добивается руки Дружевны, совершив великие подвиги и победив целую рать своих соперников – в том числе королей Маркобруна и Лукопёра Салтановича

Можно увидеть, что имена отчасти похожи на иностранные, отчасти изменены в соответствии с русским произношением.

Народное воображение добавило королевичу Бове привычных сказочных черт: у него есть меч-кладенец, есть и чудесный конь, который пышет огнём из глаз и ушей, и на которого никто не решается сесть. И если в итальянском романе говорилось о рыцаре, который верен своему сюзерену – господину, то королевич Бовп искренне переживает за своё отечество. Противниками его становится «сила басурманская», «рати турецкие».

Насколько популярны были сказки о Бове? Одних только вариантов рукописей насчитывается более ста. И более двухсот лубочных изданий! А когда учёные попытались посчитать, сколько лубочных книг о Бове было продано – оказалось, что только за пять лет в девятнадцатом веке раскуплено было более двухсот тысяч экземпляров! Пушкин о таких тиражах и мечтать не мог.

Кстати, сам Пушкин зачитывался сказками о Бове-королевиче и даже делал наброски к поэме «Бове». А ещё – вам не кажутся знакомыми эти имена и отчества: Додон, Салтанович, Гвидонович… Да – Пушкин взял имена любимых персонажей для своих поэм.

Сказки о Бове любил и Достоевский. Их отзвуки можно найти и в поэзии, и в прозе 19 века. И даже после того, как сказки эти оказались несправедливо забытыми, они не ушли из нашей жизни.

Откуда, например, взялась такая распространённая собачья кличка, как Полкан? В «Повести о Бове-королевиче» так звали врага королевича – чудовище-кентавра, наполовину человека, наполовину лошадь. Имя персонажа произошло от итальянского Пуликане – в том самом романе «Французские короли» так звали рыцаря – получеловека-полупса.

И в некоторых русских вариантах сказки Чудище-Полканище тоже оставалось наполовину собакой. Полкан мог очень быстро перемещаться (семь вёрст за один скачок) и был настолько силён, что бил Бову-королевича целым дубом. Но всё-таки потерпел поражение и стал другом главного героя. Полкан стал верным помощником Бовы и погиб, защищая семью друга.

Сколько же всего мы ещё не знаем о сказках? Очень многое. Некоторые из сказок только сейчас возвращаются к нам в своём первозданном виде. Другие всё ещё остаются забытыми. А какие-то, может быть, так и ждут ещё своего часа – ждут, пока мы отыщем их, проследим их историю, разгадаем их секреты. И от этого погружаться в мир сказки становится только интереснее. Ведь в нём столько всего неизведанного!

244

Комментарии 0

Чтобы добавить комментарий зарегистрируйтесь или на сайт