Меню
Видеоучебник
Видеоучебник  /  Литература  /  11 класс  /  Русская литература 11 класс ФГОС. Часть 2  /  «Городская» проза. Юрий Валентинович Трифонов. «Обмен»

«Городская» проза. Юрий Валентинович Трифонов. «Обмен»

Урок 32. Русская литература 11 класс ФГОС. Часть 2

На этом уроке мы поговорим о «городской» прозе как жанре. Узнаем о жизни и творчестве классика «городской» прозы – Юрия Трифонова. Рассмотрим произведения Юрия Трифонова в жанре «городской прозы» и остановимся на повести «Обмен».

Конспект урока "«Городская» проза. Юрий Валентинович Трифонов. «Обмен»"

Сегодня мы…

· Поговорим о «городской» прозе как жанре.

· Узнаем о жизни и творчестве классика «городской» прозы – Юрия Трифонова.

· Рассмотрим произведения Юрия Трифонова в жанре «городской прозы» и остановимся на повести «Обмен».

Насколько тесно в литературе связаны разные эпохи и разные направления? Очень тесно: ведь мы видим, как новые писатели опираются на достижения предыдущих поколений авторов. Жанры, которые возникли в одно время, получают своё продолжение, видоизменяются и дополняются через двадцать, тридцать, а иногда и через сотни лет. Мы говорили, например, о том, что поэзия шестидесятников восходит к авторам Серебряного века. Современная поэзия, для которой Серебряный век тоже стал образцом, будет учитывать ещё и достижения поэтов-шестидесятников.

Мы уже говорили, что именно в 1960-е годы сформировалось несколько направлений прозы, которые серьёзно повлияли на современную литературу. Это «военная» проза – особенно так называемая «лейтенантская», окопная проза. «Деревенская» проза с её вниманием к вопросу традиций, нравственным и экологическим проблемам. Наконец, это «городская» проза, которую критики называют ещё иногда «интеллектуальной».

Последний жанр особенно интересен. Ведь в современной литературе о войне и деревне пишут не так уж много. И именно «городская» проза потихоньку начинает захватывать лидирующие позиции. Так откуда же взялся этот жанр и в чём его особенности?

Проза, в которой действия происходят на фоне города, имеет не просто богатую традиции. Её корни устремляются в античность! Потому что уже древние авторы писали сюжеты, фоном для которых становились города-полисы. Средневековье внесло свою лепту – в виде городской средневековой литературы. В девятнадцатом веке сформировался западноевропейский городской роман. И тогда же начали выявились отдельные черты городской прозы. Город становился не только местом действия и декорациями, но и практически действующим персонажем. Можно вспомнить, сколько внимания уделяет описанию Парижа Виктор Гюго в своём «Соборе Парижской Богоматери».

В русской литературе сложилась московско-петербургская традиция городского романа. И с её представителями мы отлично знакомы: ведь невозможно забыть о Петербурге Достоевского. А образ Москвы в «Мастере и Маргарите» Булгакова? Максим Горький, Антон Чехов, Владимир Набоков – все они вносили свой вклад в формирование такой прозы.

Здесь же складывается ещё одна традиция: образ города может вырастать из мелких деталей, из быта его обитателей, их повадок и нравов.

Итак, к 1960-м годам у прозы такого рода есть наработанная литературная традиция. Но нет определения как жанра. Эту прозу в разное время называли то «городской», то «философской», то «интеллектуальной». В 1950-е годы появляется ещё одно определение – в журнале «Юность» начинают печатать так называемую «исповедальную повесть». Её героем становится образованный молодой человек, вчерашний студент или школьник, способный критически оценивать мир вокруг себя.

1960-е годы в СССР – время активной урбанизации. Население уезжает из сельской местности в города, и значение города растёт.

Появляется такое явление как «лимитчики». Предприятиям и строительным компаниям требовалась неквалифицированная рабочая сила, и её привлекали из сельской местности. Людей, которые заключили с предприятиями контракт по лимиту прописки, пренебрежительно называли «лимитой» или «лимитчиками». Эти люди жили на окраинах городов, их расселяли в общежития и бараки, но через несколько лет они получали право на получение прописки и постоянного жилья. «Лимитчики» становились горожанами.

Итак, состав и интересы читательской аудитории изменяются, и новый, городской быт нужно как-то осмыслить.

Литература в то время играла куда более важную роль, чем сейчас. Во времена СССР очень ценилась просветительная, познавательная функция литературы.

И с одной стороны – тем, кто только приехал или собирался приехать в город было интересно: чем живут и как живут горожане. С другой стороны – самим горожанам было интересно, как складывается жизнь переселенцев, мигрантов, которые только что приехали в город.

И поэтому именно в конце 1960-х гг. «городская» проза окончательно сформировалась как жанр. Родоначальником её считается Юрий Валентинович Трифонов, а программным произведением – его повесть «Обмен», о которой мы поговорим чуть позже.

В текстах Юрия Трифонова изображалась каждодневная жизнь московской интеллигенции. В своих повестях «Предварительные итоги», «Долгое прощание», «Другая жизнь» автор не показывает ни душераздирающих трагедий, ни громких общественных противостояний. Он сосредоточен на показе семейного быта москвичей, небольших, казалось бы, внутренних конфликтов. Вопросы нравственности и истинных жизненных ценностей герои Трифонова решают, проходя через противостояние со своими родственниками и друзьями, через столкновение с мещанством, жизненной мелочностью.

Внимание к быту героев было настолько пристальным, что «городскую» прозу назвали также «бытовой». Здесь отразилась ещё одна тенденция: когда «оттепель» закончилась, многие писатели лишились возможности открыто выражать свои мысли. Писать об острых социальных конфликтах стало почти невозможно. Именно поэтому писатели обратились к повседневным делам горожан, к их семейным проблемам, к особенностям городского уклада. Однако писатели стремились показать, что не бывает чистого быта, что за каждым, даже самым маленьким действием в жизни стоят какие-то эмоции, нравственные выборы, изменение человека к лучшему или к худшему.

Попытаемся выделить несколько особенностей «городской прозы».

1. Образ города как нечто влияющее на персонажей. Такие писатели, как Юрий Трифонов, И. Грекова (Елена Вентцель), Георгий Семёнов противопоставляют старые московские улочки и безликую массу новостроек. Жители города вынуждены постоянно ощущать его давление, его бешеный ритм. Андрей Битов показывает, как сквозь советский Ленинград проступает старый Петербург с его историей и мифологией. Он знакомит читателей с топографией города и его легендами.

Если действие происходит в провинциальных городках, авторы делают особенный акцент на быт обитателей.

В «городской» прозе показан постоянный конфликт города и природы, центра и окраин.

2. Философская направленность прозы, её психологизм, внимание к нравственным проблемам.

Мир человека в «городской» прозе исследуется с точки зрения религии, философии, культуры. Читателя ждёт погружение в «маленькую Вселенную» - сознание человека. В этом смысле городская проза очень интеллектуальна. Так же, как интеллектуальны её герои. Например, писатель Даниил Гранин в повести «Искатели» или «Иду на грозу» рассказывает о людях науки.

И. Грекова в сборниках рассказов «За проходной», «Под фонарём», в повестях и романах говорит о лучших качествах людей науки: самоотверженности и честности.

Андрей Битов делает своим героем нервного, тонко чувствующего петербургского интеллигента. Самый известный роман писателя, «Пушкинский дом», посвящён работе в Институте русской литературы.

3. Часто «городская проза» пессимистична: герой не одерживает победу над собой или проигрывает в схватке с бытом и действительностью. Это особенно заметно в произведениях Владимира Маканина и Людмилы Петрушевской, которые показывают реалии жизни нового «люмпен-пролетариата»: «лимитчиков», маргиналов, криминальных элементов. Жестокая жизнь и жестокие нравы показываются со всей неприглядностью, рисуются безжалостно, яркими красками.

И все эти особенности воплотились в произведениях Юрия Валентиновича Трифонова, которого считают классиком «городской прозы».

Вся жизнь Юрия Трифонова – путь к литературе. Родился он в 1925 г. Отец будущего писателя, Валентин Трифонов был пламенным революционером и занимал высокую должность в Верховном Суде СССР. В 30-е годы он был репрессирован вместе с женой, а после расстрелян.

Часть детства и подростковые годы Юрий пробыл в Ташкенте, у дедушек. Один из них был поэтом. Детским писателем станет и мать Юрия – когда вернётся из ссылки. Неудивительно, что Юрий ещё в школе пробовал писать стихи и рассказы. Во время войны, работая на заводе в тылу, он редактировал заводскую газету.

А потом решил поступить в Литературный институт на отделение поэзии – но вышло так, что его приняли на отделение прозы. Его дипломной работой стала повесть «Студенты», которая сразу же была удостоена Сталинской премии.

Так что с 1950 г. Юрия Трифонова можно посчитать вполне успешным писателем – несмотря на периодические творческие неудачи. Однако новый облик автора – способного рассмотреть в житейских мелочах подлинные житейские драмы – появился именно в 1969 г., с написанием повести «Обмен».

За ней в семидесятых годах последовали «Другая жизнь», «Долгое прощание» –которые также можно отнести к неофициальному циклу «московские повести». Самым известным произведением из этого цикла стала повесть «Дом на набережной» - о быте и нравах жителей правительственного дома 1930-х гг.

Книги Юрия Трифонова печатались по советским меркам небольшими тиражами, но пользовались ажиотажным спросом. Казалось, у писателя было всё, чтобы вывести «городскую» прозу на новый уровень.

Однако в 1981 г. Юрий Валентинович Трифонов скоропостижно скончался. Ему было 55 лет.

Юрий Трифонов опекал литературную молодёжь и фактически создал целую «трифоновскую» школу прозы. Многие молодые авторы ориентировались в своих произведениях на его тексты – такие, как «Обмен».

В этой повести на примере семейного конфликта и обычного обмена квартиры автор показывает столкновение двух мировоззрений, двух миров и психологий. И в центре этого столкновения оказывается главный герой, инженер Виктор Дмитриев.

Дмитриевы – люди бескорыстные, «не умеющие» жить и приспосабливаться, не меряющие всё вокруг материальным. Они умеют отдавать, помогать людям и ценить духовное, нравственное. К таким же людям можно отнести Таню, бывшую любовницу Виктора, которая любит его бескорыстно, дарит ему нежность, внимание, старается достать для него деньги.

Дмитриевым противопоставлены Лукьяновы – люди, которые отлично умеют жить и приспосабливаться в обществе, но для которых важны лишь связи и материальные блага. Лукьяновы – типичные мещане, и жена Виктора Лена воплощает в себе их худшие качества. Она всегда шла напролом в своих желаниях, вгрызалась в них «как бульдог», и не отпускала, «пока желания — прямо у неё в зубах — не превращались в плоть». Одним из таких желаний становится съехаться со смертельно больной матерью Виктора и прописаться у неё в хорошей квартире. Мать Виктора считает невестку лишённой идеалов мещанкой и приспособленкой. Однако Лену вообще не волнует нравственная сторона вопроса: ни то, как её присутствие скажется на умирающем человеке, ни то, как будет выглядеть разговор с Ксенией Фёдоровой со стороны сына.

Лена настойчиво подталкивает Виктора к тому, чтобы совершить обмен и переехать в квартиру Ксении Фёдоровны. И безвольный Виктор подчиняется. Решения Лены начинают казаться ему «мудростью» и «дальновидностью»: ведь она печётся о детях.

Виктор «олукьянился» и сам понимает это. Он во всём подпадает под желания жены, принося в жертву свои мечты, идеалы, поступаясь порядочностью. Он измельчал, и дух вещизма в нём победил. Нравственный диагноз Виктору ставит его мать:

«– Ты уже обменялся, Витя. Обмен произошел».

Мир приспособленцев и дельцов в повести побеждает мир людей нравственных и бескорыстных. Лукьяновы берут верх – они лучше «умеют жить».

Такие авторы, как Юрий Трифонов, Владимир Маканин, Дмитрий Гранин, Людмила Петрушевская, Юрий Домбровский, Андрей Битов и другие заложили основу для современной интеллектуальной прозы. И этот жанр продолжает развиваться в современной литературе, обрастая при этом новыми традициями.

Растут дома; гудят автомобили;

Фабричный дым висит на всех кустах;

Аэропланы крылья расстелили

В облаках.

Но прежней страстью, давней и знакомой,

Дрожат людские бедные сердца, —

Любовной, сожигающей истомой

Без конца…

545

Комментарии 0

Чтобы добавить комментарий зарегистрируйтесь или на сайт