Меню
Видеоучебник

Эпиграмма: искусство насмешки

Урок 4. За страницами учебника. Литература. Внеклассная работа и классные часы

На этом уроке мы узнаем о жанре эпиграммы и рассмотрим его особенности. Выясним, почему этот жанр так важен для поэзии. Рассмотрим самые остроумные и интересные эпиграммы известных авторов.

Конспект урока "Эпиграмма: искусство насмешки"

Сегодня мы…

· Узнаем о жанре эпиграммы и рассмотрим его особенности.

· Выясним, почему этот жанр так важен для поэзии.

· Рассмотрим самые остроумные и интересные эпиграммы известных авторов.

С какими лирическими жанрами мы сталкиваемся чаще всего в школьном курсе литературы? Конечно, с лирическим стихотворением. Ну, а ещё? Мы успеваем познакомиться с балладами и элегиями, с сонетами и стихотворными посланиями, с одами и песнями…

Но есть один жанр, который обычно остаётся незамеченным – эпиграмма. И неудивительно – есть совсем немного авторов, которые прославились бы именно эпиграммами. Но всё-таки жанр этот очень важный и интересный. А ещё древний. Эпиграмма происходит из глубокой античности.

Само слово «эпиграмма» переводится с древнегреческого как «надпись». В древности эпиграммой называлась коротенькая надпись-посвящение на алтарях богов, изваяниях и даже надгробиях. Постепенно эпиграммами стали называться небольшие стихотворения – торжественные и любовные, застольные и сатирические. Такие стихи писали многие известные античные авторы: поэтесса Сапфо и философ Платон, поэт Анакреонт и так далее.

Но в 1 веке нашей эры римский поэт Марк Валерий Марциал придал эпиграмме новое значение.

Эпиграммой у Марциала стало называться коротенькое насмешливое стихотворение, обычно порицающее пороки конкретного человека. Вот одна из таких эпиграмм:

Если сограждан толпа столь усердно кричит тебе «браво»,

Это обед твой, Помпей, красноречив, а не ты!

Эту эпиграмму перевёл на русский язык Афанасий Афанасьевич Фет. Уже по одному этому можно судить, что эпиграммы Марциала стали классикой литературы. Римский поэт придал жанру современный облик. И теперь мы считаем, что эпиграмма – это короткое насмешливое стихотворение. Оно может быть сатирическим или просто язвительным. Эпиграмма может быть написана о каком-то определённом человеке, или в ней просто высмеиваются пороки общества. Такая эпиграмма подходит к какому-нибудь характеру или ситуации, а мишенью для насмешки в ней становятся спесь, зависть, злоба, глупость и так далее.

Жанр эпиграммы был очень популярен и в Средние века, и в эпоху Возрождения. В восемнадцатом веке блестящие эпиграммы писал Роберт Бёрнс – до нас они дошли в переводе Самуила Маршака.

При помощи своих эпиграмм Бёрнс высмеивал пороки людей, обычно из высшего общества. Часто Роберт Бёрнс оформлял свои эпиграммы, как в античности – в виде подписей к портретам, ярлыков на кареты, надписей на надгробия. Вот, например, эпиграмма «К портрету духовного лица».

Нет, у него не лживый взгляд,

Его глаза не лгут.

Они правдиво говорят,

Что их владелец - плут.

Между прочим, Роберт Бёрнс тоже не забыл Марциала. И язвительно высмеял писателя-неумеху, который взялся переводить эпиграммы великого римского автора:

О ты, кого поэзия изгнала,

Кто в нашей прозе места не нашёл,

Ты слышишь крик поэта Марциала:

"Разбой! Грабёж! Меня он перевёл!..

А как же русская эпиграмма? Она расцвела ещё в восемнадцатом веке. Эпиграммы писали Тредиаковский и Ломоносов, Державин и Кантемир. Очень известными были эпиграммы Александра Петровича Сумарокова. Вот одна из них:

Танцовщик! Ты богат. Профессор! Ты убог.

Конечно, голова в почтеньи меньше ног.

Однако Сумароков не только высмеивал пороки общества. Он в своём стихотворении попытался поразмыслить над самим жанром эпиграммы, выделить его особенности:

Рассмотрим свойства мы и силу эпиграмм:

Они тогда живут красой своей богаты,

Когда сочинены остры и узловаты;

Быть должны коротки, и сила их вся в том,

Чтоб нечто вымолвить с издевкою о ком.

Действительно, сила эпиграмм – в краткости и язвительности, в их несравненной остроте. Именно поэтому к 19 в. этот жанр в литературе обрёл огромную популярность. Поэты состязались в остроумии, в умении поддеть оппонента. Неприятели жестоко высмеивались при помощи эпиграмм. Удачная эпиграмма могла приклеиться к человеку намертво и сопровождать его до конца жизни. Пожалуй, эпиграммы того времени можно было бы сравнить с популярными постами в социальных сетях. Только они были стихотворными и выходили гораздо более язвительными!

При помощи эпиграмм критиковали чиновников и высмеивали критиков. Эпиграмму использовали в творческих спорах. Эпиграмма могла быть и просто насмешкой над личностью, разоблачением, укором, даже приговором. И, наверное, вы уже угадали имя поэта, который был несравненным мастером эпиграмм в девятнадцатом веке? Всё верно! Это Александр Сергеевич Пушкин.

Писать эпиграммы Пушкин начал ещё во время учёбы в Царскосельском лицее. И уже тогда определился его явный талант к стихотворной насмешке. Вот только эпиграммы Пушкина били даже слишком больно. Для самого поэта они были только развлечением, и не всегда он понимал, насколько глубоко может ранить такая талантливая насмешка. К примеру, о своём друге, чувствительном Вильгельме Кюхельбекере Пушкин сочинил такое стихотворение:

За ужином объелся я,

А Яков запер дверь оплошно —

Так было мне, мои друзья,

И кюхельбекерно, и тошно.

Кюхельбекер вызвал поэта на дуэль. Правда, он не смог как следует прицелиться в друга, а Пушкин так и вовсе отбросил пистолет со словами: «Я в тебя стрелять не буду». Друзья помирились.

За свою жизнь Александр Сергеевич Пушкин сочинил около ста эпиграмм – желчных и смешных, дерзких и вызывающих. Обычно поэт писал эпиграммы на критиков, клеветников, недругов:

Приятно дерзкой эпиграммой

Взбесить оплошного врага.

– замечал Пушкин.

Его стихи мгновенно приклеивались к объекту насмешки, над ними хохотали, их пересказывали друг другу. Стоило Пушкину высмеять кого-то эпиграммой – и через несколько дней над человеком начинал смеяться весь город.

 Сам поэт шутливо сравнивал своих жертв с собранием насекомых:

Зато какая сортировка!

Вот Глинка — божия коровка,

Вот Каченовский — злой паук.

Вот и Свиньин — российский жук,

Вот Олин — чёрная мурашка,

Вот Раич — мелкая букашка.

Куда их много набралось!

Опрятно за стеклом и в рамах

Они, пронзённые насквозь,

Рядком торчат на эпиграммах.

Поэт в своих эпиграммах не щадил тех, о ком писал. Насмешка у Пушкина выходила едкой, злой, жестокой. Он прямолинеен временами до грубости. Вот, например, эпиграмма, которую Пушкин написал на профессора Каченовского – тот писал критические статьи, читал лекции, которые многим казались скучными, а ещё вёл борьбу с обществом «Арзамас», в котором состоял сам Пушкин.

Охотник до журнальной драки,

Сей усыпительный зоил

Разводит опиум чернил

Слюною бешеной собаки.

Конечно же, не только Пушкин писал эпиграммы в 19 веке. Прославился своими эпиграммами и Михаил Лермонтов – они тоже были острыми и язвительными. И… опасными – потому что одна из эпиграмм была написана Лермонтовым в тысяча восемьсот сорок первом году, на Николая Мартынова. На того самого Мартынова, в дуэли с которым Лермонтов погибнет именно в этом году.

А вот эпиграммы Николая Некрасова можно назвать почти философскими. Поэт посмеивается над разными явлениями общества чуть снисходительно. Некрасов, например, так высказался о новых поэтах, которые старались держаться модных в литературе течений и направлений:

Эти не блещут особенным гением,

Но ведь не бог обжигает горшки, —

Скорбность главы возместив направлением,

Пишут изрядно стишки!

А вот для Дмитрия Минаева – «короля рифмы», как его называли, эпиграммы были средством общественной борьбы. С помощью эпиграмм поэт доносил своё мнение о тех явлениях в обществе и литературе, которые он считал недопустимыми. Между прочим, однажды Минаеву пришлось выступить в роли адвоката… для Пушкина. Критик Дмитрий Писарев написал цикл статей, в которых резко отзывался о творчестве Пушкина. Писарев считал, что единственная заслуга Пушкина – в том, что поэт усовершенствовал русский стиль. Критик полагал, что поэта ставят на пьедестал ни за что, потому что даже свой стиль Пушкин использует, чтобы посвятить читателей «в печальные тайны своей внутренней пустоты, своей духовной нищеты и своего умственного бессилия». На эти статьи Писарева Дмитрий Минаев отозвался эпиграммой «Пушкину, после его вторичной смерти»:

Гоним карающим Зевесом,

Двойную смерть он испытал;

Явился Писарев Дантесом

И вновь поэта расстрелял.

Между прочим, не только поэты в 19 в. изощрялись в искусстве эпиграмм. К эпиграммам обращались и прозаики – правда, обычно делали это в шутку.

Известной, например, стала эпиграмма Тургенева на юное дарование – Фёдора Достоевского, который только начинал свой путь в литературу:

Витязь горестной фигуры,

Достоевский, милый пыщ,

На носу литературы

Рдеешь ты, как новый прыщ.

В 20 в. эпиграммы не перестали быть популярными. Поэты серебряного века обращались к ним очень часто. Оригинальные эпиграммы на критиков, поэтов и издателей писал Владимир Маяковский.

Иногда между авторами случались даже настоящие дуэли на эпиграммах. Причём, в такие дуэли не стеснялись вступать даже детские писатели! Например, Агния Барто посчитала, что Сергей Михалков заболел звёздной болезнью. И написала такую эпиграмму:

Это кто, угадай-ка?

Зайка-зазнайка.

Сергей Михалков мгновенно откликнулся эпиграммой всего лишь из четырёх слов:

Читал Барто.

Не то.

Исключительным талантом к эпиграммам обладал поэт Александр Григорьевич Архангельский.

Время его творчества в основном пришлось на конец серебряного века русской литературы и позже – 20-30-е гг. годы. Начинал Архангельский как лирический поэт, но в конце концов он стал блестящим пародистом. Архангельский работал с известными художниками-сатириками Кукрыниксами. Он часто снабжал их рисунки своими эпиграммами.

Эпиграммы Архангельского не отличаются едкостью и насмешкой. Во многих их них можно прочесть уважение, мягкую иронию. Не всегда стихи Архангельского создаются для критики – они скорее напоминают ярлыки, определение сути какого-то автора.

Например, о Михаиле Пришвине, неутомимом охотнике, путешественнике и фотографе, Архангельский написал так:

Он, несмотря на бороду и годы,

Чистейшее дитя... охотничьей породы.

А о Борисе Пастернаке, который был верен своим принципам, своему образу жизни и стилю написания, поэт сочинил такую эпиграмму:

Все изменяется под нашим зодиаком,

Но Пастернак остался Пастернаком.

Эпиграммы продолжали писать и в шестидесятые, и в восьмидесятые годы. Вот, например, какую эпиграмму сочинил Фазиль Искандер про пародиста Александра Иванова. Иванов всегда читал свои пародии с предельно серьёзным, даже скорбным выражением лица. Несмотря на это, пародии Иванова были очень ядовитыми – и именно это Искандер гениально обыграл в эпиграмме:

Скорбен лик у Иванова

Хоть пиши с него святого.

Благодушен в скорби он,

Как весенний скорпион.

Эпиграмма продолжила своё победное шествие в поэзии – к ней прибегали не только писатели. Например, очень известными стали эпиграммы Валентина Гафта на своих коллег-актёров.

Почему же этот жанр так важен и популярен? Он позволяет открыть ещё одну грань поэтического мастерства – искусство острой и изобретательной насмешки. Эпиграмма позволяет нам яснее увидеть, как писатели относились к обществу, кого они считали врагами, над кем посмеивались по-доброму, а к кому были беспощадны.

Не все эпиграммы можно назвать произведениями искусства, и не все из них даже годятся для чтения. Среди эпиграмм немало слишком личных, слишком жестоких и даже грубых произведений. Однако многие эпиграммы всё-таки вошли в историю. Яркость эпиграммы, возможность её использовать для разных целей – всё это делает эпиграмму вечным жанром: идеальным средством критики, искусством интеллектуальной, поэтической насмешки.

Суть эпиграммы прекрасно выразил в своём стихотворении поэт Евгений Баратынский:

Окогчённая летунья,

Эпиграмма-хохотунья,

Эпиграмма-егоза

Трётся, вьётся средь народа,

И завидит лишь урода —

Разом вцепится в глаза.

119

Комментарии 0

Чтобы добавить комментарий зарегистрируйтесь или на сайт