Меню
Разработки

Творческий проект

сказки для взрослых детей
09.04.2021

Содержимое разработки

Сказки для  взрослых детей     Творческий проект   ученика 10

Сказки для  взрослых детей    

Творческий проект  

ученика 10 "А"  класса  СОГКОУ "Открытая (сменная) школа №3"  

Кирсанова Василия  Александровича

Руководитель: учитель  русского языка и  родной русской литературы СОГКОУ

  "Открытая   (сменная) школа №3" г. Сафоново

Смоленская область

Фёдоров Вадим Валентинович

Духовно-нравственное воспитание человека на основе русских семейных традиций. Цель проекта: Развитие самостоятельности и личной ответственности за свои поступки на основе представлений о нравственных нормах, социальной справедливости и свободе.  Формирование духовно-зрячего, сердечного и цельного человека с крепким характером.

Духовно-нравственное воспитание человека на основе русских семейных традиций.

Цель проекта:

Развитие самостоятельности и личной ответственности за свои поступки на основе представлений о нравственных нормах, социальной справедливости и свободе. 

Формирование духовно-зрячего, сердечного и цельного человека с крепким характером.

Воспитать духовно развитую личность, готовую к самопознанию и самосовершенствованию, способноую к созидательной деятельности в современном мире. Задачи проекта: Правильно сформулировать тему, идею, нравственный пафос сказки. Уметь чётко определить в произведении элементы сюжета, композиции, изобразительно-выразительные средства языка, пониманть их роль в раскрытии идейно-художественного содержания сказки.

Воспитать духовно развитую личность, готовую к самопознанию и самосовершенствованию, способноую к созидательной деятельности в современном мире.

Задачи проекта:

Правильно сформулировать тему, идею, нравственный пафос сказки.

Уметь чётко определить в произведении элементы сюжета, композиции, изобразительно-выразительные средства языка, пониманть их роль в раскрытии идейно-художественного содержания сказки.

"Сказка - ложь, да в ней намек: " Добрым молодцам урок" А.С.Пушкин

Ну что, продлжим…

Победившая тьму

Победившая тьму

  •   С тех пор, как Глеб с Серафимой выбрались из леса, прошло около двадцати лет. Они поженились и жили душа в душу. За это время они успели построить большое хозяйство- вдоль небольшой речушки - «Крапивня». Терем, построенный для Симы, был резным и нарядным. В речке они разводили разных диковинных и вкусных рыб, а на суше держали ферму с различными животными. Лениться они не любили, особенно Сима, которая привыкла трудиться у злого волшебника, и с самого утра находили себе полезное занятие. Родители Глеба были уже в глубокой старости и счастливы тем, что сын их нашёл хорошую жену, не пьет, не курит и зарабатывает честным трудом. А что ещё нужно человеку для счастливой старости? 
  •   Последнее время Глебу часто снился странный сон, будто он карабкался на тёмную скалу, и вдруг погода испортилась, пошёл дождь с градом. Невдалеке он увидел пещеру, в которую и забрался, чтобы спрятаться от непогоды. А в пещере, в самой глубине, в каких-то лохмотьях была прикована женщина. Волосы её были русыми и растрёпанными. Она смотрела на Глеба мокрыми от слёз глазами, и тянула руки, как бы прося о помощи, даже что-то говорила, но Глеб никак не мог понять что…, а когда он шёл к ней, то как будто натыкался на невидимую преграду, и в это время просыпался в холодном поту. 
  •         Первое время, он не предавал сну значения, но когда он повторился в четвёртый раз, Глеб решил поделиться им с Симой. Ведь он помнил, что когда - то, у большого, великого древа, ему уже снился вещий сон, в котором он увидел свою любимую жену. 
  •   - Да, это странный сон, и наверно кто-то нуждается в твоей помощи, если это не проделки злых сил, которые хотят заманить тебя в ловушку… 
  •               Сима хорошо помнила, как она и Глеб, хитростью были завлечены к злому колдуну. 
  •   - А где же у нас горы? тут в округе только леса да поля – гор нет. Максимум холмы. 
  • Так и не придя к каким - то определённым выводам, в суете и повседневных заботах, они почти совсем забыли про этот сон. 
  •   Надо сказать, что за двадцать лет, они использовали по одной палочке желаний. Глеб загадал, чтобы он понимал язык животных, Сима же оказалась хитрее и загадала так, что могла понимать не только животных, но ещё рыб и птиц. 
  •                Спустя какое-то время, Глеб, который очень любил приключения, решил съездить в Сибирь и на Урал, где мало людей, и пожить там дикарём, вдали от людей и привычной обстановки. Путешествовать он решил на своём любимом коне «Орлике», из породы русский тягач. Очень мощный конь, который скакал хоть и не быстро, зато мог нести много груза и тянуть как два обычных коня. Вместо себя, он решил оставить друга Илью, который был мастер на все руки, и особенно ловко у него получалось жарить рыбу в тех самых печках, которые сам же и выкладывал из кирпичей. Рыбу в прочем сам ловить он не умел, зато любил жарить то, что ловил Глеб… 
  • С собой он взял полное снаряжение туриста - палатку, верёвки, топор, огниво, ложки кружку и т.д. и т.п. Из необычного, он взял волшебные кувшинчик и горшочек. Да да, это были те самые кувшинчик с горшочком, которые подарил им когда-то добрый волшебник.
  • Серафиме конечно же не нравилась эта затея мужа, ведь она его очень любила, и начала скучать по нему, ещё до его отъезда! Но Глеба было бесполезно отговаривать, поэтому она ему помогла собраться, и крепко обняв и поцеловав сказала: « Береги себя». Путь был далёким, почти две тысячи километров. Глеб собирался ехать примерно по семьдесят километров в день, и дней за двадцать пять тридцать- добраться до озера, которое он выбрал на карте. Сам путь – уже приключение. По дороге можно и порыбачить, и поохотится, и по грибы по ягоды сходить. Да и вообще полюбоваться природой, которую Глеб очень любил.
  •          Вскоре с ним случился даже такой случай, как-то идя по лесу, он увидел зайца! Читатель поймёт – что может быть вкуснее жаренного зайца…  Глеб быстро поднял лук и пустил стрелу, но заяц был ловок, он прыгнул от волка, который прыгнул на зайца, и стрела попала прямо волку в хвост, пригвоздив его к дереву. 
  • Волк от неожиданности аж взвыл! А когда увидел идущего к нему Глеба, с натянутой тетивой и длинной стрелой в руке, то ощетинившись заметался в разные стороны
  •   Но увидев бесполезность этого, прижался к дереву и оскалился, показав зубы, приготовился к неминуемой смерти! Каково же было его удивление, когда он услышал от Глеба вопрос на волчьем языке: «ну что серый, попался, который кусался?!»
  •   У волка от неожиданности чуть глаза на лоб не полезли, он даже  проглотил морковку, которую выронил заяц удирая от него. Но придя в себя, выплюнул её и завопил:
  •  – Дядька, не убивай меня! Кто знает, может быть, я ещё пригожусь.
  •   -  Чем ты можешь мне пригодиться Серый? Только если шкурой…
  •   - Хе-хе, не имей сто рублей, а имей сто друзей, у вас так это говорят, - и немного задумавшись продолжил:
  •  – Мертвый-то я тебе точно не пригожусь, шкура моя вся в шрамах, такая никому и даром не нужна… да и не сезон сейчас бить волков, егеря узнают – напасть полная пасть… ой, то есть хлопот полон рот будет; тебе дороже обойдётся. 
  •   «Какой умный волк» – подумал Глеб, - «даже поговорки знает», - а в слух, подходя к волку сказал:
  •  – Да ты философ как я посмотрю! Ладно, может и впрямь пригодишься, - и сильной рукой вытянув стрелу из древа, освободил его. 
  •   - А как тебя зовут, человек? – спросил волк. 
  •   - Звать меня Глеб, но зачем тебе? Ты же серый, гроза зайцев и мышей, да и всех кто слабей тебя…-  как бы невзначай сказал Глеб. 
  •   - Эх, с волками жить, по-волчьи выть… среда обитания виновата в моём образе жизни… 
  •   - Да, хорошая фраза, но только для вас, животных…, хотя её и придумали люди - сказал Глеб.
  •   - Что ты имеешь в виду?... Разве у вас не среда виновата, в том, какой становится человек?  (Волк, как мы видим странным образом задавался вопросами, которыми к сожалению не каждый человек задаётся. Одним словом – очень умный волчара попался…)
  •   -  У нас не так. У нас только маленький ребёнок не выбирает где родиться,…, а потом, с кем гулять, с кем играть, и с кем общаться – каждый выбирает сам. Кто хочет с хулиганами дружит, кто хочет рыбу - ловит, кто хочет в кружок авиамоделистов идёт. То есть я хочу сказать, у нас, в отличие от вас - животных – есть выбор! И за этот выбор нам придётся отвечать перед Тем, кто этот самый выбор дал…, у вас же выбора нет, вам проще! Вот например я мог тебя убить и снять шкуру, но я выбрал иное. Так что у нас есть  право выбора! Ладно, ладно… слишком заумно, для твоих волчьих мозгов… - сказав это, Глеб, потрепал волка по загривку.
  •   - От живого и впрямь пользы больше. Ну, мне пора, до встречи!
  •   - Погоди! Я хотел сказать…хотел сказать… спасибо тебе за что не убил  меня, а если потребуется помощь, то кинь камень в воду, и скажи :«Волк волчище – белый зубище, ко мне приди – долг верни». И я, где бы ни был, явлюсь.
  •   - Вот это разговор! Хотя вряд ли мне это понадобится, но кто знает, не просто же так мы встретились… - и подходя к коню крикнул – земля круглая, прощай!
  • Потом он ловко вскочил на коня, и поскакал дальше, серый же шмыгнув в кусты, пошёл своей волчьей тропой, чтобы жить своей, только ему понятной волчьей жизнью….
  •   И так шёл день за днём. пока Глеб наконец-то добрался до озера, оно было почти идеально круглое, и тёмное от глубины. Скорее всего метеоритного происхождения, и именно по этому он выбрал именно его. С правой стороны озеро упиралось в скалу, с небольшими уступами, на которых местами росла трава, кусты и деревья. Берег озера был покрыт мхом и небольшими, причудливой формы карликовыми деревьями, стволы которых были скручены, как например выглядит бельё, когда его в ручную выжимают после стирки.

  - Наверно магнитная аномалия – подумал он, оглядывая это странное место. Из-за леса и скалы, ветра не было, и озеро стояло как огромных размеров зеркало, в котором отражался берег, небо и даже Глеб, который пытался понять – насколько оно глубоко, и водится ли тут рыба. 

  Насобирав сухих веток, мха и брёвен, он развёл большой костёр, чтобы было потеплее и посветлее, так как уже начало смеркаться. Потом натянул гамак, и установил небольшую палатку. И тут взгляд его упал на удочку – да, эта была его страсть. Уснуть, не попробовав клёв на новом месте – было просто невозможно. 

      Насобирав под корягами червячков и навесив первого попавшегося на крючок, Глеб закинул удочку. 

Но что произошло…? где поплавок? Неужели слетел? Он стал тянуть и почувствовал, что уже попалась рыбёшка. И что же вы думаете?  Оказывается, не успел он забросить, как рыбешка тут же клюнула, да так, что утянула и поплавок. Так он минут за двадцать, поймал около пятнадцати штук и, понимая, что ему и этого не съесть, решил лишних отпустить, оставив себе полдюжины рыбок на ужин и завтрак. 

Вид рыбёшек оказался, необычен, это было что-то среднее, между ротаном, окунем и головастиком  а , во рту было много мелких, но острых, как у пираньи зубов. Глеб, не придавал этому значения, так как рокот голодного желудка напоминал о себе. Он решил тут же их поджарить и съесть. 

Но странности начались ещё до того, как он их начал жарить. То, что выглядело как чешуя, на самом деле было просто рисунком, на гладкой, и немного склизкой коже. Кое-как разделав эти странные рыбёшки, Глеб надел их на прутки, и немного посолив, стал запекать над угольками. 

  - Интересно,  а какие они будут на вкус?

Как бы сам себя спрашивал Глеб, постоянно поворачивая прутки, чтобы блюдо не подгорело. Обычно на запекание рыбы такого размера, уходит немного времени, но так как это была неизвестная порода, то пришлось запекать подольше, чтобы даже кости пропеклись. 

  • Как ни странно, запах от неё хоть и был аппетитным, но не как рыбный, а больше мясной, как от шашлычка. На вкус она оказалось больше похоже на что-то среднее между курицей и змеёй. 
  •   «Похоже это не рыба, но что тогда?» – подумал Глеб, с удовольствием уплетая вторую штучку. 
  • «А, завтра при свете повнимательней рассмотрю, и если связь есть, загляну в интернет, уж там-то наверняка есть что ни будь и о этих головастиках-зубастиках» - подумал он.
  • Солнце уже село, тьма накрыла всё вокруг, и только костёр и луна освещали всё, своим загадочным светом. Третьей рыбкой Глеб уже лакомился лёжа на гамаке любуясь на озеро, и на то, как в нём отражаются звезды и луна. 
  •   «Звёзды… какие странные звёзды…» - Глеб то смотрел на небо то на озеро, и понимал, что в озере были не звёзды, а невероятное количество чего-то или кого-то, которое ещё и светилось и плавало, всплывая то на поверхность, то скрываясь в тёмных толщах воды. Постепенно этих огоньков стало так много, что они, сбиваясь в кучки, образовывали как бы маленькие светящиеся облачка, которые потихоньку сливаясь друг с другом, образовывали по центру одно большое сверкающее облако .
  • Глеб был не из пугливых, но эта странная рыба и светящиеся огоньки не предвещали ничего хорошего. Стало как- то жутковато, но ничего не поделаешь.
  •   Прочитав молитву перед сном, и накрывшись пледом, он решил спать прямо в гамаке – по крайней мере на весу безопасней чем на земле. 
  • «Надо позвонить жёнушке» – подумал он. Связь была очень плохой, что-то постоянно потрескивало, и голос повторялся в трубке так, как будто гадкое эхо передразнивало каждое его слово. 
  •   Закрыв глаза, Глеба не покидало ощущение, что за ним наблюдают разумные существа, причём из этого озера. Тем временем в озере действительно что- то происходило, оно как будто оживало, и клубы тумана, идущие от скалы, придавали ему ещё более жуткий вид. Глеб же старался не думать о плохом, он медленно и незаметно для себя погрузился в сладкий и крепкий сон, который бывает только на природе после долгого и продолжительного трудового дня.
  •   (Тем кто не спал на свежем воздухе, на природе, утомлённым трудами, конечно не понять, но уверяю вас, этот сон намного крепче и слаще любого другого.)
  • Между тем таинственное озеро продолжало оживать. Постепенно появлялись всё более крупные огоньки, которые уже носились как гоночные автомобили с включёнными фарами, наперегонки друг с другом. 
  •   И тут, когда Глеб уже крепко спал, из озера на берег стали выпрыгивать маленькие рыбки с светящимися глазами… это были те самые рыбки, которых недавно, с большим удовольствием уплетал Глеб. Они, извивая хвостами медленно ползли к Глебу. Шум  от выскакивающих головастиков должен был разбудить Глеба…, но это был очень крепкий и сладкий сон… 
  • Рыбки стали покрывать сплошным ковром все свободное место во круг него, и уставившись на него своими противными мордочками со светящимися глазами,  замерли в каком то ожидании. 
  • И тут стало ясно чего они ждут, из воды, вначале показались два крупных огня, которые стремительно приближались. И наконец достигнув берега, вылезло НЕЧТО.
  •   (Надо сказать, что науке неизвестны такие существа, и потому сложно даже сказать кто или что это.)
  •   Огромная голова, с большими мерцающими глазами, покрытая гладкой, зеркальной чёрной кожей. Тело было на подобии тритона, но передние лапы намного длиннее, и похожи на человеческие, но между пальцами перепонки. Сзади же были толи лапы, толи ноги с ступнями в виде ласт. И завершал этот жутковатый вид достаточно длинный тритоний хвост, всё того же черного склизского цвета.
  • Нечто …помахивая хвостом приближалось к Глебу. За ним стали вылезать другие уродцы, похожие на него но размером с кошку. Подползая ближе, чудище дало команду странным писком, и всё множество существ, которое было вокруг спящего, стало пускать струйки слизи на Глеба. Она стала обволакивать его кругом, образуя толстый, полупрозрачный кокон. Тут на него пустил струю и чудище, да так, что это получилась словно крепкая верёвка- пуповина, которая одним концом прилипла к кокону, а другим очутилась в лапе у чудища. А что же Глеб? Глеб как ни странно продолжал спать и видеть сны. Ему бы проснуться, пока слизь ещё не застыла, но нет, он «дрыхнул без задних ног». 
  •    Спустя немного времени, когда кокон из слизи стал как прозрачный и прочный силикон, «озёрный ящур» потянул за «верёвку», и гамак, вместе с Глебом упал на землю. Открыв глаза  Геб попытался встать. Но руки и ноги были крепко плотно окутаны застывшей слизью  ,  было уже поздно. Как ни странно Глеб свободно дышал, как будто и не было никакого кокона. 

«Только не волноваться» - подумал он. Осмотрев кругом глазами по сторонам, Глеб понял, что находится в окружении тех самых тварей, которых он недавно с аппетитом ел. 

«Да… ,это была не рыба!»- понял Глеб, он кое- что понимал из их разговора, а это значило, что они были ближе к животным. 

  «И вкус как у курицы, а не рыбы» – рассуждал он про себя. 

Из разговора этих водяных уродцев было сложно что- то понять конкретно, но всё же он разобрал что они обследуют его палатку, а потом уже решат что делать с ним…

  «Ну что же, наверно меня скоро съедят» – промелькнула мысль. 

Между тем, он увидел, как к нему пришлёпало самое большое чудище, и встав рядом, стало пристально смотреть на него своими выпученными и немигающими глазами. Глеб обратил внимание на то, что свет исходил не от самих глаз, а от незакрывающихся век вокруг них. А ещё эти твари, каким-то образом могли регулировать его яркость. 

Посмотрев  так минут пять, чудище скомандовало остальным зубастикам тащить его в воду.

  «Вот и всё!» - подумал Глеб, - «сейчас утопят, а потом сожрут. Ну уж лучше так, чем на оборот!... И любимая не узнает как я «геройски» погиб...»

Волшебной палочки и других предметов в руках не было, да если бы и были, то уже ничем бы не помогли, так как всё тело плотно сковал кокон. 

Оставалось только молиться. Бог всё видит, и для Него нет ничего сложного и не возможного. Глеб точно знал, что если ему суждено будет так бесславно утонуть, надо принять это с благодарностью, как волю Всевышнего, и тогда душа попадёт к Нему, Отцу небесному. Ну а тело – тело потом всё равно воскреснет, при всеобщем воскресении из мёртвых.  Это истина… и он понемногу успокоился…

    Между тем, эти существа дотащили его до воды, и, нырнув в воду, стали тянуть туда Глеба. Вот ноги в воде, вот и тело. В последний миг Глеб успел вдохнуть побольше воздуху, и сразу почувствовал, как сверху его накрыла мгла темной ночной воды…

  Сквозь кокон он видел множество огоньков шныряющих взад и вперёд, многие из которых подплывая к нему, оказывались теми самыми зубастиками. Видимо некоторые из них с нетерпением  ждали, когда же он захлебнётся, а кто-то просто провожал его своим противным взглядом. 

  «Всё… прощай любимая…, встретимся на небесах…» - с этой мыслью, Глеб выпустил воздух, и решив уже вдохнуть в лёгкие воды, как с удивлением обнаружил, что продолжает хоть и с трудом, но дышать! Дышать воздухом!… 

  «Не сон ли это?... да вроде нет. Как же я дышу? Видимо поры в коконе такие маленькие, что пропускают воздух, растворённый в воде, а молекулы воды задерживают. Либо сам кокон, сделан из такого вещества, которое постепенно распадаясь, превращается в воздух…» - рассуждал он.

  Даже на пороге смерти он не мог заставить себя перестать анализировать происходящее, чтобы понять – что «оно» и «как вообще?». 

Вдалеке, под водой стала виднеться светящаяся возвышенность, с тёмным входом пещерой, заполненной водой. 

В начале в неё заплыло большое чудище,  за ним уже плыли средние твари, тянущие и подталкивающие за собой Глеба. 

  Тёмный коридор–пещера, включая все повороты и изгибы, в длину был как футбольное поле.

  «Конечно без акваланга такое расстояние никто не проплывет» - прикидывал Глеб в уме.  

  Но тут он увидел сверху светящееся окно, в которое они все и всплыли…. Это оказалась большой  подводной пещерой  с воздухом и выходом на  песчаный берег. Чуть поодаль берег был покрыт мхом.

Твари, дотащив его зачем-то до мха, стали опять его чем-то «заплёвывать». Глеб лежал, и никак не мог понять, что происходит, но между тем стал ощущать, что кокон потихоньку становится мягче. 

Потом чудище издало звук, который на зверином означал – «достаточно», и все зубастики дружно стали нырять в воду. За ними медленно зашлепало и чудище, которое погрузившись по пояс, стало делать вид, что моет себя водой, и хлопнув по воде так, что брызги долетели до Глеба, оно нырнуло в воду.

  «Как будто я без тебя не догадался бы, что эту гадость надо смыть!» - с досадой подумал Глеб, заходя в воду, чтобы отмыть себя от соплями висящего размокшего кокона. 

Он снял одежду, и тщательно её прополоскал от остатков той слизи, в которой они были. 

  «Да, жаль, костерок бы развести, одежда при такой влажности может и не высохнуть» – думал он, рассматривая необычную пещеру, в которую попал. 

Стены и потолок были сводчатыми, как в древних замках и храмах, но кривоватые, что говорило об их естественном происхождении, либо о том, что те кто делал эту пещеру, были не очень хорошими специалистами.

  Почти всё вокруг было покрыто небольшого размера мхом, причём разного цвета. Зелёный, синий… а местами красновато-ржавый. В проплешинах между мхом, выступал полупрозрачный массив камня, светящийся ровным золотистым светом, который давал совсем немного тепла, достаточного для того чтобы не сильно мёрзнуть, но недостаточный, чтобы просушить бельё. В центре- была небольшая полянка, из чего-то на подобии пробковой коры и приятной на ощупь, а  от неё шли дорожки , которые разбегались в разные стороны, в том числе и в другие пещерки и полянки, которых по всей видимости тут было не мало…. 

  Присев на этой «пробковой» мини-полянке, Глеб размышлял, что же ему теперь делать, и что им от него надо. Было ясно, что по крайней мере пока, они не собираются его прикончить, более того, из некоторых их слов он понял, что они его даже будут кормить. 

   «Не для того ли, для чего я кормлю своих свиней» – не покидала его едкая мысль. Почему-то  ему вспомнились слова жены  : «Сладенький мой, я тебя когда ни будь съем!» и что он ей ответил: «смотри за мной внимательней, чтоб другие не съели...»

Вдруг из воды, появилась голова чудища, и множество маленьких мордочек зубастиков, которым он видимо скомандовал принести съедобное. 

   «Интересно, что могут мне предложить эти уродцы?...» 

  Часть зубастиков тут же нырнули в воду, другая же часть, словно малые ящеры повылазили на берег и разбрелись по пещерам. Через короткое время, те из них, которые вылезали из воды, тащили в зубах по рыбёшке, причем самых обыкновенных пород – караси, окуньки, сомики. Они  стали кидать рыбу на поляне  в кучку, предварительно откусывая их рыбьи головы с жабрами и кишками. Те же из них, которые разбрелись по пещерам, притащили слизней, разные травки и какие-то грибы, напоминающие опята.

Наконец, когда они закончили таскать, то каждый из них посчитал своим долгом уставится на Глеба, и смотреть, когда же он наконец начнёт есть эти «вкусняшки».. 

Глеб же подумал, что если найти дров, соль и спички, то из этой кучи получился бы знатный обед.

    Монстр потеряв терпение, вылез на берег, взял своими лапками рыбку и проглотил, потом взял другую, и как когда то Глеб своей собаке, протянул ему эту рыбёшку.

Глеб её взял. Монстр же взяв точно такой же кусок рыбы из кучи, опять её проглотил, и уставился на Глеба, мол, делай так же глупое создание... 

Да да, Глеб был в роли того самого щенка, которого он когда то купил маленьким, и пытался накормить, но щенок из за смены обстановки и большого стресса есть не хотел. Глеб же думая что щенок не видит миски, пододвигал её прямо к носу, но видя что щенок всё равно не ест, даже пару раз тыкнул его туда носом. Щенок же только заскулил, и забился в угол… «Я теперь в шкуре своего щенка» – не выходила аналогия из головы Глеба. 

-Нет уж, дудки хрень всякую я есть не буду- решил Глеб , и «Чудо – юдо» не дождавшись результата, ушлёпал в воду, дав приказание зубастикам присматривать за ним и менять еду.

  Между тем, стало как- то заметно меркнуть.

  - Ну что же, пока Господь меня бережёт – закрывая глаза тихо сказал Глеб, погружаясь в неожиданно одолевший его сон…

  Так прошло дня два , Глеб не ел ничего, но на третий день, он понял, что «голод- не тётка» и решил есть сырую рыбу. Так как рыбы было много, то он просто объедал ей хребты, а остатки выбрасывал ближе к воде, где её тут же поглощали дежурившие в воде зубастики.

Так же вполне съедобной оказалась и странно белёсая трава, по вкусу напоминавшая слегка кисловатый салат.

  Шло время, Глеба как- то кормили, как бы ухаживали за ним, но что именно они от него хотели – было не ясно, спросить же прямо он не хотел, чтобы не выдать своего знания их языка. А что? Вдруг они проболтаются, и он узнает как удрать с этого жуткого места?!

Со временем, Глеб заметил, что от такой «диеты» и воздуха, который наполнял подземелье, его кожа стала темнеть, и приобретать сине зелёный оттенок. 

   Память его становилась всё хуже и хуже. Подходя к воде, он уже с трудом понимал кто он. Его глаза стали больше и темнее, волосы выпадали. Он сам становился уже похожим больше на монстра чем на человека…, и не было ни одного шанса на спасение не только потому, что он не знал как, но уже с трудом вспоминал и ЗАЧЕМ?! Зачем бежать, если ему тут хорошо?!.

Глеб и раньше любил плавать, теперь же он находился в воде часами, с любопытством наблюдая, как его кожа, стала больше походить на сине чёрный латекс, который отталкивает воду, при этом всегда оставаясь влажной. 

Он научился долго находится под водой, и даже обнаружил проход на волю, но он был загорожен какой-то решёткой, сквозь которую могли проплывать зубастики, но никак не мог проплыть наш бедный Глеб. 

  Наш герой уже было подумал, что эти милые создания скорее его друзья, чем враги, ведь в воде он даже стал с ними играть, как вдруг всё изменилось в одночасье….

Приплыл главный монстр, и пришлепав к Глебу, резко надел ему на шею железный ошейник, зубастикам же он приказал, чтобы цепь приковали к стене, так, чтобы Глеб не мог достать до воды. Что они и исполнили. Потом все мигом поныряли в воду. Так прошло два дня: и это было ему на пользу – стресс вернул частично память и усилил желание вернуться домой, с другой же стороны, такое отношение не предвещало ничего хорошего.

  К сожалению его худшие подозрения стали сбываться,  появился монстр с плеткой в руке, и куча зубастиков-зрителей. Монстр хлестнул Глеба по спине, и похлопал себя по коленке так, как когда- то хлопал себя Глеб, зовя свою собаку к себе…

«Так он из меня своего пса делает…» - с ужасом подумал Глеб, и остался на месте. Монстр хлестнул сильнее – но Глеб не шелохнулся, монстр хлестнул так, что кожа на спине Глеба разошлась, и он почувствовал, как теплая струйка крови медленно потекла вниз, по его «силиконовой» спине.

«Пусть  я лучше умру, чем буду его собакой» - Но про себя наш герой твёрдо решил, что скорее умрёт, чем даст хоть малейший повод подумать, что с ним можно договориться силой. 

  Монстр же, нанеся ещё несколько мощных ударов, и видя их безрезультатность, решил отложить дрессировку на несколько дней, чтобы позже голодом смирить его. 

 – Тогда-то уж он будет посговорчивее – с раздражением буркнул монстр сам себе и нырнул в воду. 

Глеб оставшись один, встал на колени и стал молиться Богу. 

  Надежды больше не было никакой, и из за отчаяния его молитва была смешана со слезами. Молился он кратко – Иисусе Христе Спаси мя. Неизвестно сколько он пробыл в молитве, но память всё чётче стала возвращаться к нему. Почему- то он стал вспоминать, как он поехал в это путешествие. Всё было отрывками. То как он ловит рыбу, то как охотится, то тот забавный случай с волком… с волком?!

«Так, так, так, что там с этим волком? Чем он обещал ему помочь?  Глеб помнил, что что-то там волк обещал, но что именно не помнил. Ещё он помнил, что что-то там надо сказать или сделать, чтобы волк пришёл, но что? Память почти вернулась полностью – и чем больше она возвращалась, тем более жутко ему становилось. Ведь Глеб понимал, что внешне он уже так изменился, что его и мать родная вряд ли узнает.

  «А волк, сможет ли он сюда попасть? Как? Если я не мог уйти отсюда, то как он сможет попасть ко мне? Надо использовать все шансы, тем более, возможно это Бог напомнил мне о волке, а значит шанс всё таки есть…» -думал про себя он.

«Так что же сказал мне этот волк? Что же сказал?» - И тут как луч света, перед его сознанием дословно всплыл их разговор с волком, и он бросив камушек в воду произнёс:

  - Волк волчище, белый зубище, ко мне приди, долг верни!... но, ничего не произошло, ни сразу, ни через час, ни тогда, когда стемнело.

  «Ну а как бы ему было сюда попасть?» Глеб понимал это, и в общем-то не сильно удивился. Поэтому стал просто молится про себя, и опять погружаться в сон….

     Сима тем временем долгое время не получала новостей от мужа, она места себе  не находила, всё думая,  что же ей делать. Она спрашивала и у птиц , и у рыб и  у животных  о Глебе, но никто ничего не знал. Правда один раз, одна синица сообщила, что его видели где- то в Сибири но где и кто ей об этом сказал она не помнила, одним словом получилось как в выражении – «синица на хвосте принесла» 

Однажды вечером, сидя за рукодельем в горнице, она почувствовала что тень прикрыла окошко, и к своему удивлению, ещё услышала стук в стекло, - «снова синичка шалит» –подумала Сима и обернувшись, с изумлением увидела большёго, красивого, пёстрого орла который в свою очередь всем видом показывал, что вообще-то ему некогда, и пора бы по скорее открыть окно – что она быстро и сделала. 

  - Вы жена Глеба? - пристально смотря своим зорким глазом, спросил орёл.

  - Да! Да! Конечно я! Что с ним, о, благородный орёл, скажи мне! – прижав руки к груди, взмолилась Сима.

  - Мой друг волк, с которым мы часто делимся своей добычей, просил передать, что ваш муж в большой опасности. Он находится в плену у тёмных сил… но обо всём по порядку – и орёл рассказал следующую историю:

   - Когда- то, несколько тысяч лет назад, тёмный метеорит из очень твёрдого метала, был направлен кем-то сильным на землю, и упав на огромной скорости, объятый пламенем пробил землю так, что достал до темницы одного из демонов, связанного до времени оковами. 

          

Оковы рухнули, и злой дух сразу вселился в змея, который свалился в пропасть от метеорита. Эта пропасть сразу же стала заполняться водою, но так как глубина была очень велика, то под действием злой силы, змей изменился в монстра, и научился жить под водой.

И вот, этот монстр, с помощью тёмных сил и всяких чар, стал превращать других рыб и пресмыкающихся - в монстров, чтобы сделать себе целую армию, но они почему- то не росли, и оставались такими же маленькими, какими и были.

И вот наконец, ему попался человек – ваш муж! Монстр делает из него совершенного слугу, чтобы он смог выполнять приказы и на море и на суше! Задача его приводить к нему и других людей, для пополнения армии тьмы, и тогда им не трудно будет завоевать весь мир.

Несмотря на то, что ваш муж сильный и долго сопротивляется, чары, еда и воздух, которым он дышит – сильно меняют его, и скоро он будет уже не человек! Так что поторопитесь!

- Спасибо тебе благородный орёл! Мне на сборы надо немного времени.

И Сима срочно начала сборы. Ведь она поняла одно, что теперь ей надо освободить не только Глеба, как когда-то он освободил её, но и уничтожить монстра и его прихвостней, иначе рано или поздно они найдут другого человека, и захватят весь мир.

Но одно дело надо, и другое дело как? Обычно все важные вопросы решал Глеб, она же просто помогала ему, теперь же всё взвалилось на её хрупкие женские плечи.

Для начала она решила спасти Глеба, а там уж они вместе придумают как им победить нечисть в реликтовом озере.

Она достала ковёр самолет, горшочек для еды, топор, верёвки, тёплые вещи, плащ невидимку и ещё кое-что по мелочам. Одевшись по «походному», она уселась по удобнее на ковёр, и он медленно стал подниматься в верх.

- О великий орёл, я готова в путь! – крикнула она орлу, который отдохнув и отобедав форелью из ручья, чистил пёрышки, приводя себя в порядок перед дальней дорогой.

Орёл взмыл вверх своими огромными крыльями, и полетел туда, где ждал его волк.

Они летели весь день и весь вечер, и уже когда почти стемнело, чтобы не разбиться, приземлились, на один из уступов скалы.

- Оставайся тут, я же всегда ночую на самом верху – сказал орёл, и взлетел ввысь.

Сима включила фонарик, чтобы выбрать местечко для ночлега поудобнее (всё-таки она была женщина, и везде, где бы она ни была, пыталась создать уют), ведь хоть уступ и был не большой, но довольно длинный, он огибал скалу, которая тянулась ещё выше. Пройдя вдоль отвесной скалы, Сима увидела впадину в стене, которая оказалась пещерой!

«А вот и место для ночлега!» – подумала она – Тут и ветра нет, и тепло и сухо и мухи не кусают – стала бормотать она сама себе, радуясь тому, какая она умничка!

Сима быстро вернулась к ковру самолёту, и прямо на нём, стоя влетела в пещеру. Сама пещера была огромная, метров двенадцать в высоту, и шесть в ширину, которая уходила в глубь, то немного сужаясь, то расширяясь, а метров через тридцать свернула в сторону. Сима приземлилась рядом с входом, и выгрузив всё лишнее, решила исследовать пещеру (а то мало ли что).

Сев на ковёр, и взяв фонарик, она устремилась вглубь… миновав поворот, она влетела в другой зал, который в свою очередь оканчивалась обрывом – огромным отвесным каменным колодцем, уходящим глубоко вниз – да так, что свет фонарика не доставал до дна. То тут-то там валялись какие-то кости, остатки от костров, сухие палки, обломки брёвен, досок и непонятно чего. Было понятно одно, что когда-то, в пещере кто-то обитал.

«Ключевое слово КОГДА-ТО» – с облегчением подумала Сима.

Спрыгнув с ковра, она решила исследовать пещеру подробнее. Кости принадлежали крупным животным, судя по рогам, когтям и зубам - это были олени, лоси, буйволы, медведи. В общем, костей мелких животных тут не было, зато было много крупных булыжников, из которых был сложен каменный стол, а рядом валун, который судя по всему, кому-то очень большому служил стулом. Видимо по размерам стола и «стула», прошлый жилец был ростом не менее шести метров, и те кости крупных животных, скорее всего для него были не такие уж и крупные….

«Хорошо что этот житель давно здесь не появлялся» – с надеждой неуверенно подумала Сима…

Она уже хотела было лечь спать, но решила обследовать колодец. К тому же ей показалось, что оттуда доносится какая-то грустная мелодия или пение…, но это могло и показаться, ведь как известно, в пещерах очень причудливое эхо, которое может сильно искажать любые звуки, даже завывание ветра…

Но всё-таки любопытство победило, Сима прыгнула на ковёр, и прилетев к входу в пещеру, накинула на себя плащ невидимку, и подлетев к краю колодца, стала медленно опускаться в тёмную глубину, освещая её фонариком.

Луч света еле - еле добивал до дна, и как - то странно рассеивался. Было такое ощущение, что часть света отражалась, а часть летит дальше, сквозь дно. Стены колодца были достаточно ровными. Они были гладкие, чуть ли не зеркальные, как оплавленное стекло, только тёмного цвета, влажные и в подтёках.

Чем ниже опускалась Сима, тем темнее и влажнее становился воздух. Пролетев таким образом метров сто, Сима приземлилась на какую-то прозрачную мембрану, как будто супер прочную плёнку натянули на поверхность воды. Свет проникал сквозь мембрану, но что было за ней, не было понятно. И тут до Симы чётко, хоть и очень не громко донеслось мелодичное пение женского голоса…. Она стала светить фонариком по сторонам, и увидела сбоку колодца ещё один вход в пещеру, в глубине которой виднелось еле видное мерцание рубинового цвета, как от множества непотушенных угольков.

«Вот это поворот!» – пронеслось в голове.

вооружившись фонариком, наша героиня устремилась вглубь вновь открытой пещеры, стены которой были усыпаны то ли рубинами, то ли рубинового цвета стёклами, которые странным образом, в такт еле слышному пению, мерцали.

Дааааа, это было грандиозное зрелище, и создавалось ощущение чего-то не реального -сказочного. Такое невероятное количество розовых и красных огоньков в стенах колодца и пещеры, создавало впечатление будто кто-то специально создал и раскидал их , чтобы веселить взоры тайного хозяина подземелья….

По центру пещеры, стояла огромная каменная статуя в виде древнего Титана, который держал своими могучими плечами её своды. Статуя была выполнена очень реалистично, не было видно следов резца по камню. Видно мастера, выполнявшие эту скульптуру, обладали совершенными технологиями.

«Но что это? Что в груди этого исполина?» – подумала Сима, увидев в области сердца, полупрозрачный, рубинового цвета камень, около трёх метров в диаметре.

А внутри этого камня находилась необычайно красивая девушка, с длинными вьющимися волосами до самого пола. Она стояла с закрытыми глазами, и напевала какую-то мелодию, которая была так прекрасна, что её хотелось слушать и слушать…

В такт этой мелодии, рубин в котором она находилась, так же как и тысячи маленьких камушков в стенах пещеры, пульсировали ровным гранатовым светом. Сима полетела наверх, и остановилась как раз напротив этого полупрозрачного сердца, с неизвестной красавицей.

Девушка никак не отреагировала, но лишь сосредоточенно продолжала петь. Тогда Сима направила луч фонарика прямо в лицо незнакомке, от чего та зажмурилась, и резко закрыла глаза ладонями. Сима тут же переключила фонарик в положение светильник, при котором свет равномерно распространялся во все стороны, в том числе и на себя, чтобы незнакомка могла рассмотреть и её.

- Вы меня слышите? – спросила Сима.

- Да, но кто вы? Виденье? Сон? Или опять дух, принявший человеческий облик? - убрав руки от лица, спросила незнакомка.

Сима как могла вкратце объяснила ей кто она, откуда, и зачем прилетела в такую даль. Девушка в рубиновом сердце слушала её опустив голову, и по её прекрасным щекам крупными каплями катились слёзы. Глядя на неё, Симе вдруг стало жалко не только её, но и себя, и она тоже заплакала, думая, где же это теперь пропадает её любимый. Потом взяв себя в руки, она спросила:

- А вы кто, и почему плачете?

- Меня зовут Александра – начала свой рассказ прекрасная незнакомка своим мелодичным голосом.

– Когда то, давным-давно, на этой земле жило племя Адамантов. Это были крепкие, высокие светловолосые люди, искусные каменотёсы, воины, охотники и ремесленники. Жили они в пещерах и теремах в окрестностях этих гор. Они старались жить в гармонии с окружающим миром, беря себе только необходимое для жизни, и не позволяя излишеств. Многие из них понимали язык зверей и птиц, и это искусство передавалось от отца к сыну, либо от матери к дочери.

Но вот как- то к ним в селение пришёл некий старец, и попросил помощи, так как он заблудился, и нуждался в еде, ночлеге и отдыхе. Он объяснил что является путешественником, и пытается постигнуть мудрость мира сего. Вождь племени отнёсся к старцу с почтением, и выделив ему небольшой теремок, предложил пожить среди нас столько, сколько он посчитает нужным. Пообещав обеспечивать едой и всем необходимым, в обмен же попросил рассказывать истории у вечернего костра, которых старец должно быть много знал. Старец благосклонно согласился, и каждый вечер, на берегу озера, находясь у вечернего костра, он делился множеством историй, про диковинных горбатых коней, про кур размером с человека, про животных похожих на зайцев, но очень больших, и которые ходят с сумкой, про разные народы и их диковинные наряды и обычаи. Постепенно, слушая его как заворожённые, всё племя полюбило этого старца.

Я в то время была молодая и не замужняя, любила петь песни спрятавшись ото всех на берегу «озера гадов». Это название оно получило из-за обитания в нём каких-то странных уродливых зубастиков, которые иногда попадались в нём. Потом старец сообщил, что он и болезни лечит, и к нему потянулись вереницы людей, даже совершенно здоровых, лишь бы он коснулся их своей рукой – так уж он был популярен.

Так прошло два месяца, постепенно люди стали уважать и слушаться его даже больше вождя племени, который и сам поддавшись общему увлечению, все свои решения принимал посоветовавшись со старцем.

Мне тоже нравилось слушать его, и весь день у меня проходил в ожидании вечера, когда он похаживая у костра, и поглаживая свою бороду, своим хрипловатым но приятным голосом, как кот «баюн», рассказывал очередную историю. Но постепенно и старец стал уделять мне особое внимание – просил спеть, потанцевать, или давал какие ни будь незначительные поручения.

А иногда стал приходить и днём на берег, чтобы послушать моё пение. Я воспринимала это с наивностью, думала он относится ко мне как к внучке, но потом, когда мы были наедине, он признался что любит меня, и хочет быть моим мужем.

Я стояла в недоумении. Было как то даже жаль этого старика, ведь хоть его все и любили, но тем не менее одно дело любить как человека, и другое дело как мужа! К тому же я уже любила одного сильного юношу, и он меня тоже любил, и вскоре мы собирались пожениться.

Старец же настаивал на том, что я должна стать его женой, что он на самом деле великий маг и волшебник, и может выглядеть очень молодо и бодро, лишь бы я полюбила его. Я ему ответила, что люблю другого, и моё сердце принадлежит ему. Старец стал злиться, его глаза налились кровью, вид стал жутким, а над головой появилось тёмное облако в виде воронки, в которую стали залетать листья и ветви лежащие на земле.

Эта чёрная ветряная воронка увеличивалась и усиливалась, а потом полетела в мою сторону. Я побежала от неё, но это было бесполезно, меня подняло ветром и затянуло в воронку. Я зажмурила глаза от грязи и пыли, и так летала в воронке, пока не очутилась в этой пещере. Всё утихло, смерч исчез, и лишь слабый свет камней освещал меня и старца, с которым я оказалась наедине.

- Ты будешь тут до тех пор, пока не перестанешь упрямится, и как только одумаешься, я сделаю тебя царицей мира! – сказав это, старец выдернул волосок из бороды, повернул шляпу и на верху над нашими головами загорелось несколько рубинов

– Я буду прилетать сюда каждый день за ответом, и чем быстрее ты одумаешься, тем быстрее станешь счастлива! – после чего он сверкнул красными глазами, превратился в ворона и улетел.

«Уж не тот ли это старец, у которого в плену в своё время была я и Глеб» – подумала Сима и спросила: – опиши подробнее, как он выглядел?

Саша пытаясь вспомнить наморщила лоб, сдвинула бровки и сказала:

- Рост небольшой, борода рыжая, длинная и густая, уши большие заострённые, нос большой и тоже заострённый, на голове колпак, с пуговичкой, глаза в начале были большие и добрые, но потом стали маленькие и злые. Как то так вроде.

У Симы возникло сильное ощущение, что этого старичка она знает. Александра достаточно чётко описала того самого старца, которого она очень хорошо знала, но ведь он стал добрым – почему же он не исправил своё зло, как и обещал? Может это всё же не он, а например его брат? Или случайное совпадение? Нет! Таких совпадений не бывает!

Сима решила пока оставить свои догадки, и попросила Александру продолжить свой рассказ.

Александра же, от волнения перебирая локоны своих волос, продолжила.

- Старец как и обещал, стал прилетать каждый день, с собой он приносил кувшин молока, который я выпивала, а он настойчиво предлагал выйти за него. Но мои слова о том, что моё сердце принадлежит другому, приводили его в неописуемую ярость.

– Кто он? Может он не любит тебя, и ты зря его ждёшь? Может он уже давно умер или нашел себе другую, и живёт припеваючи? – грозно кричал он, но я отказалась отвечать.

. – Ах так – крикнул он, - если ты не скажешь кто он, то я весь твой род и племя превращу в камни! И своим упрямством ты погубишь всех, и своего любимого тоже! – я не поверила ему, да и решила твёрдо для себя, что уж лучше умру, чем изменю любимому. (Любимого кстати звали Владимиром).

И вот спустя неделю, влетает сюда на ковре самолёте мой любимый, и тут же мы бросились в объятья друг другу, и прижались так крепко, что как будто нас уже было не двое, но одно целое.

После этого он рассказал жуткою картину, которую он увидел, придя с охоты…

Старец сильно изменившись внешне, летал на ковре и превращал всех попавшихся жителей в камни! И вот мой Владимир, залез на дерево, и стал поджидать удобного момента, когда старец пролетит мимо. Он приготовил верёвку, чтобы схватить старца одним броском – как он часто делал, набрасывая петлю на лошадей и диких животных. Но тут была только одна попытка!

И вот наконец, старец пролетал достаточно близко – «сейчас или никогда» – подумал Владимир, и сильной рукой швырнул петлю, но она пролетела ниже положенного, и зацепила лишь угол ковра! Ковёр резко затормозился, и старик кубарем полетел в низ, перекатываясь с одной ветви на другую, пока наконец без признаков жизни не свалился в канаву. Владимир же подтащил ковёр, развернул его, сел верхом, и приказал, чтобы он принёс его ко мне. И вот мы стояли в объятиях друг друга, пока в пещеру не влетел огромный ворон, который сев подальше, превратился в старца! Это было ужасно!

- Ага, попались – крикнул он, - это даже лучше, что вы оба тут! Теперь твой жених будет моим слугой!

Сказав это, старец выдернул волос и что-то произнёс.

Владимир тут же оттолкнул меня, и резко увеличиваясь в размерах, стал каменным великаном!

- Вот видишь, что ты наделала, - сказал противным голосом старик, - а ведь все могли жить как и раньше, если бы ты не упрямилась! Ты всё ещё можешь передумать!

- Я лучше умру, чем изменю любимому – вырвалось у меня.

- Ну что же, тогда живи вечно тут, а твой любимый будет вечно тебя охранять!-

Сказав это, старец приказал Володе лезть наверх по колодцу, по которому ты спустилась сюда, чтобы стеречь вход в пещеру и чтобы никто и никогда не проник сюда живым! И чтобы я слыша его стоны, и понимая, что он страдает из за меня, сама страдала от этого…

- Так это Владимир?

- да! – сказала Александра, и очередная слеза скатилась по её щеке.

- Как же ты оказалась внутри него?- спросила Соня.

- Я слышала, как Владимир живя на верху стонал, вздыхал и бился головой о скалу. Это причиняло мне боль! Я стала молиться неведомому мне Богу, о Котором когда-то я слышала, Творцу неба и земли, так как духам природы я уже молилась, и они не помогли мне. Я молилась чтобы Бог соединил нас и мы были уже неразлучны!

Старец между тем прилетал каждый день, приносил молоко и терпеливо спрашивал – передумала я или нет. Но я была непреклонна, и каждый раз отвечала отказом.

И вот однажды, услышав опять стоны Владимира, я решила спеть ему песню, о нашей вечной и крепкой как смерть любви. Раньше временами я пела её ему, когда мы ходили, держась за руки как зачарованные. И вот, я стала петь и услышала, как он вначале притих, а потом стал карабкаться в низ, ко мне! Я стала петь ещё громче, и слышала как он приближается! Я очень обрадовалась, ведь если он узнал моё пение, значит он что-то ещё помнит из нашего прошлого! На всякий случай я отошла вглубь, и продолжала петь. И вот показались исполинские каменные ноги, и нагнувшись, мой окаменевший Владимир проник в пещеру, заслонив собой всё пространство.

Он смотрел на меня своими каменными глазами, как бы пытаясь вспомнить, кто я и кто он… а я опять стала тихонько петь, и Владимир тяжело подойдя ко мне, бережно взял меня в ладонь, лёг на пол, закрыл глаза, и стал слушать. По лицу было видно, что если бы он мог, то из его каменных глаз обязательно бы текли слёзы, но глаза были каменные и потому сухие….

Я продолжала тихо петь, и хоть на душе было тоскливо, но само то, что любимый хоть и заколдованный был рядом, уже вселяло какую то надежду. Так понемногу я и заснула, а когда проснулась, то увидела Владимира который стоял посреди пещеры, пытаясь загородить меня от старца, злобно расхаживающего по пещере взад вперёд, зыркая своими красными глазами на нас.

И вот наконец старик прервал тишину

- Ты думаешь что победила меня? Ты думаешь что победишь тьму? Нееет. Это невозможно, сейчас ты узнаешь, на что я способен в гневе… за то, что ты посмела противится мне, князю тьмы, я наведу такое заклятие, что ты вечность будешь мучатся в объятиях своего любимого! Он со злостью рванул из бороды целый пучок, при этом два глаза его испускали красное свечение, его ноги оторвались от пола, он стал подниматься вверх, а между рук его появлялся и рос красный светящейся шар!

Зрелище было жуткое – рыжий старик висящий в воздухе со сверкающим шаром между рук! Он метнул этот шар в грудь Владимира, как раз туда, где была и я. Шар врезался в его грудь, и стал выжигать в нём отверстие, а неведомая сила, подхватила меня и перенесла внутрь этого отверстия. Но что то пошло не так, сам старец стал потихоньку уменьшаться и краснеть, раздался хлопок, и старец весь вошёл в этот луч, как бы растворяясь в нём, и врезавшись в грудь, стал рубином, за которым я теперь и сижу….

Получается что я сижу в груди своего любимого, в самом его сердце, а решёткой мне служит ненавистный мне маг и чародей, безумная любовь которого сыграла с ним злую шутку. Он сам поплатился за своё зло. Пищей мне служат молитвы и песни, которые я пою моему любимому, мне кажется, что пока я их пою, до тех пор живёт мой окаменевший Владимир и мне кажется рано или поздно, мои молитвы растопят чары злого волшебника. Не может быть, чтобы зло победило любовь!

- Значит всё-таки это разные старцы – тихо, почти не слышно, как бы сама себе сказала Сима, достав ту самую палочку, которую им дал тот волшебник, в плену у которого была когда то она.

Шанс того, что палочка что-то исправит был не большой, так как судя по всему, этот колдун был не слабее того, и он весь, даже сам всем своим естеством вошёл в это заклятие.

- Так, так, так, главное точно загадать желание, чтобы не навредить! – думала Сима, прикидывая, что именно загадать.

Отлетев в противоположную сторону, Сима надломила палочку, и зажмурив глаза сказала:

- Хочу чтобы Владимир опять стал не каменным, и чтоб Александра освободилась от уз!

Из надломленной палочки вышло светящееся облачко жёлтого цвета, которое росло и двигалось в сторону статуи. Пещера наполнилась невыразимо приятным ароматом цветочной поляны, и на мгновенье Симе показалось что она вовсе не в этом мрачном месте, а будто она с своим Глебушкой держась за руки поднимались с той самой цветочной поляны, которая принадлежала другому – уже доброму волшебнику.

Облако окутало статую полностью, как густым туманом, и статуя покрылась росой. Время шло, но ничего не изменялось. Только облако постепенно сгущалось сильнее и сильнее, так, что каменную статую уже совсем не было видно. Было ясно, что шла борьба заклинаний, и что победит было не понятно. Оставалось только молиться, что и делала Александра, сидя в самом центре и в самом сердце событий.

Но вот, что то стало происходить, в начале раздался треск такой громкий, как раскат грома, потом тысячи маленьких тресков, как бы хором обрушились сверху на пол и раздался звон битого стекла….

Облако таяло, и Сима увидела, что на месте статуи, стоял очень высокий и красивый юноша, атлетического телосложения, с правильными чертами лица. Александра обнимая за шею, прижалась к его груди. Вокруг них валялись осколки того самого загадочного рубина, за которым так долго сидела в заточении Александра.

- Слава Богу, что рубин не превратился обратно в колдуна – улыбаясь сказала Сима – иначе наши проблемы только бы начались…

Александра уже не была розового цвета, каким делало рубин. Волосы русые вились красивыми локонами до самого пола. Серо-голубые глаза красиво окаймляли чёрные брови. Сильные руки Владимира с лёгкостью держали её точёную фигуру.

- Д-а-а, а я то уже стала полнеть, от спокойной жизни – сказала улыбаясь Сима. Подходя к спасённым героям, и крепко их обняла.

- Теперь надо подумать, как спасти и моего гуляку, которому не сиделось дома… Приключений ему видишь ли подавай… - с досадой добавила Сима.

- Но видно на то воля Божья, без его гуляний, вы бы так и остались тут, да и силы тьмы, которые похитили Глеба, только усиливались бы. – как бы уже сама себе говорила Сима

После чего она взяла с пола несколько осколков рубина покрупнее, положила их в рюкзачок.

– На всякий случай – произнесла она, загадочно улыбаясь и закатывая свои красивые глазки, а потом продолжила:

- Ну что же, не будем терять времени, садитесь все на ковёр, пора на выход, а там посмотрим.

Всё дружно уселись на ковёр, и он медленно понёс их к выходу, вначале в колодец, дно которого было из полупрозрачной мембраны, потом вверх, в ту пещеру, в которой когда то Владимир охранял Александру, а потом наружу, где у входа их давно дожидался орёл. Да, да, был уже день! Сима извинилась, за то что её долго не было, орёл же сказав, что их ожидает волк, взмахнул крыльями, и направился в сторону леса.

- Какая гордая птица – сказала Сима, быстро собирая вещи на ковёр. Владимир, забрав с угла пещеры тот самый ковёр, который он когда то угнал у колдуна, помог Симе закинуть остатки вещей, сел следом за ней на краешек, и они медленно полетели туда, куда недавно улетел орёл.

Орёл же обогнув гору, вылетел на открытую местность, над удивительно круглым и довольно крупным озером, пролетев над которым он сел на довольно крупный камень, стоявший у берега. Сима же приземлилась недалеко от него, на полянку, покрытую невысокой травой.

Все спрыгнули с ковра, и Сима тут же узнала гамак и палатку Глеба. Владимир же с Александрой узнали то самое место, где когда-то, давным-давно жило их племя, и возможно тот самый камень, на который сел орёл, был когда то одним из великих воинов племени.

Подбежав к палатке, сердце Симы заколотилось от волнения, она раскрыла её, но как и ожидалось, в ней никого не было, за то был беспорядок. Всё валялось, в том числе и волшебный кувшин, который Глеб взял с собой. Сима бережно взяла его, и положила недалеко от ковра.

- Внимание! Давайте, прежде дел, немного отдохнём!

И подойдя к орлу, спросила,

- где тот самый волк, который видел Глеба?

- он скоро придёт, - горделиво сказала птица, повернув свою красивую голову в сторону озера, как бы всматриваясь вдаль.

Сима поставила горшочек перед собой и стала выкладывать из него всякие вкусности, хотя на голодный желудок, любая еда кажется вкусной. Не забыла она и про орла, которому отдельно достала несколько жирных рыбёшек, волку же, к его приходу несколько больших кусков мяса.

- Он же хищник, ему надо – подумала она.

Все дружно уплетали то, что Сима ловко доставала из горшочка, и запивали тем, что она наливала из кувшинчика. И тут из воды вынырнул огромного размера волк, который молча подойдя к нашей компании, как бы невзначай и «нечайно» стал трясти своей мокрой шкурой, да так, как умеют только собаки и кошки – водяных брызг досталось всем!

Потом Сима вежливо предложила ему мясо, которое он с удовольствием, порыкивая, стал уплетать, отдирая куски посочнее, при этом он почему то тихо сам себе говорил:

- Хоть мясца спокойно поем, пока он не видит…

Кто такой этот «Он», никто не знал, а спросить постеснялись.

Позавтракав, Сима спросила о Глебе у волка.

- Судя по всему, он ещё жив! Но содержат его глубоко под водой. Есть вероятность того, что подводная пещера соединена с надводными скалами и пещерами, которых здесь не мало. Возможно даже та пещера, где вы были, как то связанна с той, где содержится Глеб…

Сима стала вспоминать, были ли там ещё какие ни будь разветвления от пещеры, в которые она не заглянула?

- Нет, вроде не было. Может что-то странное, может выемка в стене? Нет, ничего такого не припоминаю… хотя если только странный полупрозрачный мембранный пол! Может быть под мембраной надо искать? По крайней мере, это хоть какая-то зацепка.

Александра тем временем, достала из складок платья небольшой осколок рубинового стекла, который она тоже припасла «на всякий случай», и с удивлением смотрела через него по сторонам, наставляя стекло на ближайшие предметы, то убирая его. Наконец она протянула его Симе, со словами:

- Посмотри!

- Зачем? У нас нет времени на развлечения! Надо срочно спасти Глеба, и уничтожить нечисть.

- Я и не развлекаюсь! Посмотри скорее и сама всё поймёшь! - Настаивала Александра.

Сима взяла осколок, и направив его в сторону озера, где возвышалась скала стала смотреть сквозь него. Её лицо резко изменилось. Сквозь рубин, как она и предполагала всё выглядело красным, но что то было не так! Тёмно красное озеро покрывал красноватый туман, которого не было видно без стекла, и из этого тумана в воздух и обратно, ныряли какие-то омерзительные существа, чем-то напоминавшие человеческие силуэты, но явно искажённые. Маленькие, с кривыми ногами, рожками и полузвериными мордочками, похожими на морды летучих мышей. Что-то на подобии мохнатых свиных рылец с такими же большими торчащими ушами, но ещё и с козлиными бородками.

- Черти! – прошептала она, и перекрестилась.

Сима не веря своим глазам, то подводила стекло, то отодвигала - смотря без него. Эти существа держали в руках какие-то свитки, разных размеров.

- У них тут что, центральный офис что ли? Судя по всему это хартии грехов человеческих, которые они зачем то тащат сюда. Наверно тут их «осиное гнездо», которое нам и нужно разорить!

Она навела это стекло на Владимира с Александрой, и увидала у них на левых плечах таких же уродливых существ, вид которых по мимо прочего был уныл и грустен, держащих наготове перо и свитки, а на правом плече, огненно красных как бы сотканных из огня красивых радостных юношей!

- Точно бесы – прошептала она, - «и хоть наш приход для них не секрет, но похоже пока они не понимают, что мы можем их видеть» – подумала она, и сделала знак рукой Александре, прижав палец к губам, чтобы та помалкивала об их открытии.

- Кажется я поняла, -прошептала Сима, - этот рубин, в который превратился колдун, делает явным для нас потусторонний мир, и мы видим мир духов, населяющий эту местность. Судя по всему, духи эти не очень умны, и пока не понимают этого. Они лишь записывают в хартии наши поступки, чтобы потом свидетельствовать против нас на страшном суде! Эти стёкла нам могут сильно пригодиться. Подкрепились и хватит, пора за дело.

Сказав это, она стала опять загружать всё на ковёр, Александра же с Владимиром помогали ей. Поблагодарив орла и волка, Сима с остальными уселась на ковёр, и полетела обратно в пещеру, ту самую, с мембранным дном, где то там и нужно было искать Глеба.

Сердце подсказывало ей, что эта мембрана там была не с проста. Они влетели в уже знакомую им верхнюю пещеру, потом спустились вдоль стен колодца, и приземлились в пещере рядом с мембраной.

- Так как же нам её пробить? Спросила Сима?

- Давай попробую топором, сказал Владимир,- доставая хорошо отточенный топор Глеба.

- Давай, только будь осторожен – сказала Сима.

Размахнувшись со всей силы, Владимир что есть мочи вонзил острие в мембрану – точнее думал что вонзил, но топор не получив даже зазубрин, отскочил в угол пещеры, не повредив при этом поверхности мембраны…

- Да, не так то просто нам её пробить – сказал Владимир – что же нам делать? Может попробуем прожечь?

Все уставились на него.

- Ну насыплем углей из горшочка, может и прогорит, а если нет, то можно потом полить водой, может треснет. Как то же она должна разрушиться!

- Вот, одна голова хорошо, а две лучше! - воскликнула Сима, и глядя на Владимира продолжила:

– Всё бы вам мужикам рубить да колоть - сказав это она еле заметно улыбнулась .

Потом она подошла к ковру, взяла волшебный горшочек, и подойдя к центру мембраны, высыпала целую кучу красных углей. Владимир тут же стал их раздувать, чтобы было больше жару. При каждом его дуновении, от углей летела куча искр, сами же они из красных становились ослепительно белыми, и издавали шипящий звук как от паяльной лампы. Шло время, появился даже запах шашлычка, а мембрана не прогорала. Но постепенно запах горелой плоти усиливался. Сима высыпала ещё два горшка углей, и уже вся компания дружно дула на них, увеличивая температуру. По мембране стали пробегать голубовато жёлтого цвета мерцание. Но чего-то всё-таки не хватало. Так как на вид, она совершенно не прогорела.

- Так, теперь попробуем водой, - сказала Сима, беря в руки кувшинчик.

Отодвинув в сторону оставшиеся угли, она заказав ледяную воду, опрокинула кувшин прямо в центр того места, где только что горели угли. Повалил густой пар, вода зашипела и зашкварчала, пошёл противный запах, но мембрана не треснула.

- Попробуй ещё раз топориком – попросила Сима Владимира, но несколько ударов топором не принесло никаких результатов….

- Есть ещё идеи? – каким-то уставшим и обречённым голосом спросила Сима.

- А ты загадай жидкость, которая может растворять любое вещество!- вдруг выпалила Александра.

- Точно, хорошая идея! И какая у нас самая сильная кислота? На сколько я помню – «царская водка», она даже золото растворяет! – обрадовано затараторила Сима, вспоминая это из разговоров Глеба. Правда на этом её знания и ограничивались.

- Царская водка? Что это?- спросил Владимир.

- Ну смесь каких то кислот, вроде серной и соляной, - уклончиво туманно ответила Сима и продолжила

– Отойдите подальше, с кислотами шутки плохи, будем очень осторожны!

Все отошли, Сима же присев на корточки, стала лить тоненькую струйку в центр мембраны, которая тут же стала дымиться и пускать пузыри, издавая при этом отвратительный запах и начиная мерцать всеми цветами радуги.

- Ага! Получается! – воскликнула Сима. И отойдя на пару шагов, стала аккуратно лить по кругу, для того, чтобы отверстие было достаточно большое для пролёта ковра самолёта. Пещера наполнилась ядовитыми испарениями, все стали закрывать лица одеждой, чтобы как можно меньше вдыхать эту кислотные испарения. Минут через пять, стали видны сквозные проблески, а через некоторое время, мембрана уже весела на нескольких тонюсеньких перемычках.

- Так, а теперь польём простой водой, чтобы кислота случайно не навредила нам -

сказала Сима, и стала проливать прожженный кислотный шов, свежей водой из волшебного кувшинчика. Потом она топнула по краю прожженного круга, и он с треском рухнул в низ, повиснув на тоненьких перемычках с противоположной стороны.

Из отверстия внутрь пещеры хлынул ровный, красивый желто золотистый свет.

Лететь решили на двух коврах (на всякий случай). Вещи оставили на Серафимином ковре, Владимир же с Александрой расположились на втором – угнанным когда-то у колдуна ковре. Они условились лететь по очереди, и притом Александра надела плащ невидимку (на всякий случай), и первая влетела в таинственную пещеру за мембраной.

Владимир выждав немного, проследовал за ней. Александре же пришла идея, обследовать пещеру с помощью рубинового стекла. Как оказалось не зря,… точнее зря они не догадались до этого раньше! Через стекло было видно, что пещера кишит разными тёмными духами, которые летали туда сюда, о чём-то болтали, и как будто не замечали наших героев. Хотя было понятно, что их появление не было для них секретом.

Александра попросила Владимира высадить её, а самому лететь сверху, в теньке, чтобы быть менее заметным, сама же она в плаще невидимке будет исследовать те пещеры, которые попадались им на пути.

Сима же уже неслась из одной пещеры в другую. Чувство любви и сильное желание как можно скорее найти любимого, немного притупили в ней осторожность, и потому она уже не особо заботясь о конспирации, летела всё дальше и дальше. На пути ей стали попадаться странные животные, что то среднее между рыбой, змеёй и ящерицей, с противными мордочками, размером с среднюю собаку, которые нет, нет, да и пытались доплюнуть до неё какой-то слизью, но слава Богу, она либо не долетала, либо пролетала мимо. Часть же из них разбегались, либо ныряли в воду, которая то тут, то там в виде маленьких прудков, частенько попадались на пути.

Она подлетела к одному из них, и позвала рыбку, надеясь узнать у неё о Глебе, но рыбки не приплыли, зато выныривали эти странные твари, языка которых она не могла разобрать, возможно из за того что они сильно картавили.

Делать нечего, и Сима опять села на ковёр, и полетела дальше по лабиринтам пещер. И тут она влетела в обширный зал, с довольно большим водоёмом, и большой полянкой, покрытой мхом и дорожками, в углу которого было какое то странное, большое, размером с взрослого человека уродливое существо не обращавшее на неё никакого внимания. Оно ело сырую рыбу. И почему то было приковано к стене. Пещеру наполнял сильный рыбный запах, как на рыбзаводе.

– Наверно этот урод тут давно живёт, раз так успел провонять рыбой – подумала она. Но тут это существо, с рыбьим хвостом в зубах повернулось, и его серо синее лицо показалось Симе сильно знакомым.

- Глеб! - с ужасом крикнула она, не веря своим глазам, что её любимый мог так сильно измениться до неузнаваемости!

Несмотря на то что лицо было изменено, волосы выпали, цвет и структура кожи была другая, Сима на каком то интуитивном уровне точно понимала, что это именно Глеб – по другому и быть не может! Но он её уже не узнавал, и немного прорычав, опять отвернулся, и как ни в чём не бывало, чавкая, стал грызть хребет от другой рыбки.

Слёзы брызнули из глаз Симы, ведь она одновременно нашла и потеряла своего любимого. Она стала осторожно подходить к нему, надеясь что он вспомнит её, рассмотрев повнимательней. И тут со всех сторон, на неё полетела слизь, точно такая же, как когда-то летела на Глеба. Сима упала, и почувствовала, как множество маленьких лапок потащило её к стене. Той самой, у которой ещё совсем недавно мучили Глеба. Пока её волокли, она увидела и их главного, который стоял и смотрел своими большими чёрными глазами на то, как её приковывают.

- Боже, спаси и сохрани! – стала молиться Сима.

Монстр же неожиданно заговорил, странным гортанным противным голосом.

- Кто ты? Как сюда попала, зачем прилетела? Кто тебя послал? Сейчас притащат и твоего друга, а подругу мы ищем, и скоро найдем, так что в твоих интересах сразу сказать правду...

Сказав это, монстр подошёл к Глебу, и погладил его по голове, как своего пса. Глеб же посмотрел на него холодным и пустым взглядом.

«Так, значит Владимира они тоже поймали, а Александру в плаще невидимке не видят, а значит не всё потеряно!» – подумала Сима.

- Ну так что тебе тут надо? – повторил вопрос монстр.

Сима судорожно соображала, как протянуть время. Было ясно, что их тут уже ждали, и что зря она так легкомысленно неслась в лапы этого чудища.

Её уже приковали к стене, и она несколько успокоившись, решила тянуть время, ожидая помощи от Александры.

- Мы туристы, и случайно заблудившись попали сюда! Мы очень рады встретить вас, разумных существ, не известных науке, и будем счастливы быть вашими представителеми в нашем мире – выпалила она, сама не очень понимая, что и зачем только что сказала.

- А ты не глупа, умеешь сходу польстить. Из тебя выйдет хорошая рабыня! А может мне сделать из тебя анти Еву? – противно прострекотал монстр.

- Еву? Как это Еву, тем более анти Еву??? – спросила Сима, пристально смотря в чёрные глаза монстра.

- Ну для начала я превращу тебя в рабу, как и экземпляр №1, но разума лишать не буду – как бы не замечая вопроса Симы, стал стрекотать монстр, и продолжил:

– Ведь ты хочешь служить мне, одному из князей тьмы, который вскоре будет господином этого мира?

Сима поняла, что Глеб настолько сопротивлялся своим рассудком - дабы не быть рабом, что этот урод лишил его разума, и поэтому Глеб, или тот, в кого он превратился даже не узнавал её. Чтобы протянуть время, и вызвать доверие, она решила «быть покладистой», и соглашаться на всё, или почти всё, чтобы дать возможность Александре освободить их.

- Конечно мой господин, почту за честь, ты мне сразу понравился! – покорно произнесла она, склонив голову и по возможности сделав серьёзное лицо.

- Так вот, - продолжал монстр, как бы опять не обращая внимания на её театральные кривляния и лесть,– либо ты будешь женой экземпляра №1, либо, если получится, нарожаешь детей от меня… РЕФАИМОВ!

Как то истошно и громко произнёс он это загадочное слово «рефаимов», вытаращив и уставив свои глаза в стену, как будто это была не стена, а целая армия тех самых «рефаимов»,… Но он продолжил:

– Рефаимов, когда-то утопленных в водах всемирного потопа Тем, кого я ненавижу до такой степени, что даже имя Его не могу произнести, Который был когда то моим Отцом. Но мне не нужен отец. Я, Я буду отцом для всех. Я буду началом и концом всем и каждому. Я буду альфой и омегой. Я буду Богом для всех! Он устроил потоп когда я уже почти победил, но сейчас я это предусмотрел, и дети мои будут прекрасно чувствовать себя в воде! И я отомщу Тому, кто потопил моих детей. Весь мир мы залью кровью Его детей и последователей. Все и всё! Абсолютно каждое колено преклонится не только перед мною, но и пред тобой, как матерью моих сынов, сынов тьмы. Дети Адама и Евы, будут вечными рабами наших детей, и моя власть не кончится во веки веков! – он продолжал смотреть в стену, будто увидел там и все войны, и залитые кровью Христиан города, и то как оставшиеся люди служат ему как Богу.

«Даааа» – подумала Сима, - «такой патологической зависти к Богу, и ненависти к людям она ещё не встречала».

И теперь понятно, что значит - анти Ева… Ей предстоит «честь» быть матерью смерти. Матерью народа, предназначение которого покорить детей Божиих этому падшему демону, который просто завидует своему Творцу.

Решив использовать весь свой женский талант кокетства, шарм и что то там ещё, закатив глазки, Сима стала сочинять этому монстру о себе, о своей жизни и планах, и о том как она счастлива встретится с таким красивым и умным существом, и как она рада послужить ему, и как она сожалеет - что так долго жила без него, да и вообще не понимает, как без такого прекрасного существа она жила всю свою бессмысленную жизнь, и что только сейчас увидев его, и услышав о своей великой миссии, она наконец-то поняла, для чего родилась, и наконец-то в её жизни появился свет, и вот именно этот момент её жизни самый главный, и что даже в оковах, оплёванная какой-то слизью и прикованная к стене, в момент когда её вид напоминал самую последнюю дрянь, она и есть самая что ни есть счастливая женщина!

По всему было видно, что бдительность монстра была усыплена, он довольно почёсывал своё «склизское» брюхо, мечтательно смотря на Симу своими масляными глазами. Вскоре зубастики заволокли в пещеру Владимира, в каком-то коконе. Монстр сделал знак, и что-то там зычно рыкнул, так что эти уродцы быстро потащили бедного Владимира в соседнюю пещеру, видимо для того, чтобы он их не отвлекал…

- Слава Богу! – подумала Сима – только бы он не стал сейчас допрашивать и Владимира. Вряд ли он догадается просто помолчать.

Владимир же, которого тащили в коконе, как когда то Глеба, ничего не мог понять, хоть и успел заметить как прикованная Сима о чем то говорит с каким-то неизвестным и уродливым существом.

Сима неожиданно спросила:

- А что же я буду есть? Не одну же рыбу? И тем более сырую, я привыкла к разным кушаньям, и чтобы скорее начать, и чтобы всё было хорошо, надо хорошо питаться, а то мало ли что…. Сказав это она загадочно, как только смогла посмотрела на монстра, пытаясь понять, разгадает ли он её хитрость.

- Есть всё мы будем тогда, когда будем жить наверху, здесь же пока только рыба, и слизни – как-то сконфуженно произнёс без пяти минут «великий» правитель мира…

- Неужели ничего нельзя придумать для анти Евы? Я что, мать народов, или так, как этот твой пёс, недостойный быть отцом, в отличие от тебя мой великий властелин и господин…

Уже как то с наглой и повелительной ноткой сказала Сима, вживаясь в роль верной соратницы и матери всех народов…

- Возможно ночью мы что-нибудь и придумаем, ты мне нравишься всё больше и больше… всё схватываешь на лету, высокомерна и горда – это то что надо! Да, думаю ночью будут разные яства, закатим пир в честь тебя! Тем более у меня теперь есть ковёр самолёт, кстати, откуда он у тебя?

Сима практически никогда не врала, но сейчас, ей казалось, что без этого не обойтись, и она продолжила сочинять…:

- Ну… он мне достался от моей ведуньи - бабушки, а той он достался от её дедушки - ведуна, а тому кто его дал уже никто и не помнит…

- Хорошо, - прострекотал монстр, подозрительно посмотрев на Симу – сегодня вечером выберемся наружу и там приготовим пир, а пока поголодай, голод часто делает человека благоразумней…

В его словах стали слышаться нотки сомнения и холодности, и Сима стала переживать: не догадался ли он о том что она хитрит. Но монстр, с подозрительной и недовольной мордой лица, повернулся и молча нырнул в воду, а следом за ним, существо похожее на Глеба . Сима немного подождав, тихо крикнула:

- Владимир, ты меня слышишь?

Из соседней пещеры раздался приглушённый голос Владимира:

– Да слышу…

- А наш разговор слышал?

- Ну так, в общих чертах…

- Отлично, ты если что молчи, претворись дурачком или немым, а вечером меня возможно выведут, тебе же надо просто ждать помощи и молчать, Бог нас не оставит и обязательно поможет!

- Хорошо, набраться терпения и ждать – услышала ответ Сима.

Спустя какое-то время, раздался всплеск воды, и на сушу вылез монстр, «Глеб» и куча «зубастиков».

- Сейчас покроем тебя пробелином, не бойся, так надо, он даст тебе возможность дышать под водой. А ковёр пока пусть полежит тут – и он, на удивление ловко, своими лапами свернул ковёр, и положил его в углубление в стене.

«Зубастики» же, стали заплёвывать её слизью, которая постепенно твердея, стала приобретать вид силикона…. Потом они её расковали, и привязав какой то странной верёвкой, прям так, с растопыренными руками как она была прикована, потащили к воде. Да, было бы смешное зрелище, если бы не было так грустно…

В общем Сима пережила все те же чувства, что когда-то пережил Глеб, которого так же учили плавать в коконе. Но Глеб уже был не совсем Глеб, он её не узнавал, и мог без всякого кокона легко находиться под водой до получаса.

Вытащив её на берег, «зубастики» опять заплевали её какой- то жижей, от которой кокон размок, и она омывшись, с облегчением вышла на берег у тёмного леса.

- Погуляй, пока мои слуги готовят, и не вздумай бежать, второго шанса я тебе не дам! Ну а потом, нам будет с тобой что обсудить и чем заняться… изрёк Монстр. Симе показалось, что его глаза, стали как будто слащаво сладострастные, и даже маслянистые. Ей стало особо противно, но она решила не думать о плохом.

А что же Александра? Она же была в плаще невидимке, и вот как видела происходящее она….

Она заметила, что стало вдруг неожиданно много неизвестных маленьких зубастых уродцев, потом раздался крик Симы. Этот крик услышал и Владимир, и вылетев из укрытия, стремглав полетел в сторону крика на помощь, но «зубастики», как только Владимир приблизился к земле, тут же стали ловко запрыгивать к нему на ковёр, да так, что из за них не стало видно ни ковра, ни Владимира. Ковер приземлившись в аварийном режиме, лёг без движения, а твари связав Владимира стали его заплёвывать слизью, которая достаточно быстро затвердела.

После чего эти уродцы поволокли его туда, откуда недавно раздался крик Симы. Александра же, пользуясь бесовской суматохой, быстро подбежала к ковру, смотала его, и спрятала под плащ невидимку. Зубастики хоть и увидели, что ковёр самолёт странным образом исчез, но видимо были слишком глупы, чтобы придать этому значение. Александра решила тихо идти за монстрами , которые волокли Владимира на себе.

И вот они вышли в большую пещеру, где увидела прикованную к стене Симу, измазанную в какой-то дряни и с всклоченными волосами, говорившей с каким-то невиданным латексным монстром, по повелению которого, уродцы тащившие её любимого, заволокли его в соседнюю пещерку.

Неподалёку от монстра она увидела ещё одно человекоподобное существо (как мы понимаем, это был Глеб, но Александре это было неизвестно, и она думала что это и есть экземпляр №1, либо ещё один монстр и всё).

Решив не выдавать себя, она уселась в дальний угол и стала тихонечко слушать и наблюдать. И вот дождавшись когда монстры наслушавшись сочинений Симы нырнули в воду, она аккуратненько прошмыгнула в пещеру к своему любимому. Владимир лежал с задумчивым видом на сухих водорослях привязанный к стене какой-то странной тёмно-зеленоватой верёвкой, похожей на пуповину.

Александре очень хотелось к нему прижаться, но до времени она решила потерпеть и не выдавать себя, чтобы понять что происходит и что делать. Тут она услышала как Сима зовёт Владимира, и весь их краткий разговор, который мы с вами уже знаем. Потом за Симой пришли, и создав кокон из слюны, утащили под воду. Александра помнила их разговор, и понимала, что скорее всего, хотя-бы какое то время, она (Сима), будет в безопасности. Пещера погрузилась в тишину, которую изредка нарушали капли воды, падающие с потолка, да иногда деловито ползущие мимо «зубастики» .

Александра сидела невдалеке от Владимира, и с любопытством любовалась его задумчивым видом. Посидев так немного, она тихонько позвала Владимира. Владимир поднял голову, и спросил:

– Любимая, это ты?

- Да я! Но только тихо, мне нельзя себя выдать. Нужно разработать план, как нам быть, и что делать…

- Я уже всё придумал, - сказал Владимир, и отвернувшись к стене, так чтоб никто не видел, рассказал ей свой план действий, который ей не очень понравился, но лучшего она придумать не могла, поэтому согласилась действовать без промедления.

Она встала тихонько, чтобы не привлечь внимания, и пошла в пещеру, где держали Глеба, там она взяла убранный монстром в углублении ковёр, и тут же спрятала его под плащ невидимку, где уже хранился другой ковёр и рубиновое стекло. Кувшин и горшочек убирать было некуда, поэтому она просто перенесла их по ближе к Владимиру. «Зубастики» не поняли, что они волшебные, поэтому просто понюхав, оставили ихбез внимания. Уже в пещерке рядом с ним, она через горшочек заказала коробочку с волшебной пылью, которая вылетит когда её откроют, и тот кто её вдохнёт должен будет раствориться….

Её она поставила на то место, где раньше лежал спрятанный ковёр. Положив коробочку, она уже не осторожничая, бегом подбежала к Владимиру, и перерезала рубиновым осколком связывавшие его путы. Освещение в камере тут же замерцало, видимо сработала какая то сигнализация. Нервничая, но пытаясь быть хладнокровной, , она развернула оба ковра, и положив на один из них горшочек с кувшинчиком, вскочила на него, Владимир же вскочил на другой ковёр, и они не медля ни минуты полетели по лабиринтам пещер, к колодцу, в котором Александра включила фонарик и как путеводная звезда для Владимира, полетела первая к долгожданному выходу!

Вылетев из пещеры, они окунулись в ночную тишину, которую освещали звёзды и луна, но по тому как с восточной стороны виднелась светлеющая полоска, было понятно, что скоро наступит заря….

Чтобы не выдавать себя и дабы не врезаться в какую ни будь торчащую корягу или скалу, они не торопясь летели вдоль берега с выключенным фонариком. Невдалеке, они заметили разведенный костерок, около которого сидела Сима с человекообразным монстром, и несколькими сторожевыми монстрами «зубастиками», которые по всей видимости сторожили её. Главного монстра видно не было.

Владимир не долго думая, подлетел к Симе, и схватив её за руку, рванул к себе на ковёр! Зубастики среагировать не успели, а вот «Глеб», точнее тот, в кого он превратился, успел проворно уцепиться за ковёр, и как верный раб своего господина, с усердием стал взбираться, чтобы стащить Симу.

Увидев это, Владимир и Сима ухватили его за руки, и пользуясь своим превосходством, связали их за спиной, а заодно и ноги. Сима при этом стала молча плакать

-Что случилось, почему ты плачешь, неужели жалеешь это чудище? - спросили ребята.

- Это не чудище, это мой Глеб! – сквозь слёзы сказала она.

Ведь ей лучше чем кому либо было ясно, что это уже не тот Глеб, которого когда то она отпустила в путешествие, и станет ли он прежним большой вопрос. «Глеб» при этом сидел, смотрел на Симу непонимающим и пустым взглядом, и на короткое мгновение, Симе показалось, что он её узнал. Но потом он издал странный рык, нахмурил лицо, и отвернулся в другую сторону.

По всей видимости монстр уплыл сразу, как только сработала сигнализация, а Глеба и зубастиков он оставил охранять Симу. Надо было подумать, что делать дальше, просто так оставить всё как есть и улететь, это просто оттянуть время катастрофы, но что делать дальше – никто не знал.

- О чём вы говорили? – спросил Владимир Симу.

- Монстр сразу понял, что я ему вру на счёт ковра, так как он знал, что они принадлежали только князьям тьмы, либо их слугам, и просто так он не мог попасть в руки простого смертного. Поэтому мне пришлось ему кое что рассказать, но много сказать не получилось, так как по воде побежали цветовые волны, Монстр сразу встал, сказал что срочно уплывает, уладит проблемы и приплывёт обратно. А Глеб же, которого он почему- то назвал Валтасаром, должен был охранять меня.

Наши друзья для начала, чтобы обезопасить себя, решили приземлиться на уступе скалы, подальше от пещер, чтобы можно было спокойно подумать что делать, и не ждать неожиданного нападения. К тому же с этого уступа всё озеро было как на ладони, и в случае чего, они могли всегда первые заметить опасность. Александра как только слезла с ковра, сразу же решила обследовать местность с помощью рубинового стекла и опять во время! Как только она стала смотреть на озеро, по нему сразу побежали цветовые волны, с пробивающимся пучками лучей красноватого света.

- Видимо он взял нашу коробочку! – восторженно воскликнула Александра, поворачиваясь к остальным, – и по идее, его тело должно было раствориться!

И тут, через стекло стало видно, как из воды поднимается огромная тень, с виду как человеческая, с красными светящимися глазницами и струйками черно красного дыма изо рта…

Из воды стали вылетать множество других, более мелких служебных тёмных духов, но первая зловещая тень всё продолжала и продолжала расти, поворачивая в разные стороны свое свирепое лицо, как бы пытаясь кого-то найти. Александра поняла, что тень искала их. Поднялся сильный ветер, дух стал махать своими руками, шлепая со злости попавших под них более мелких духов-бесов.

- Похоже это дух того самого монстра, который нас пленил, и тело которого растворилось! – сказала Сима, которая рассматривала происходящее через плечо Александры.

- У меня есть идея! – воскликнула Сима, - но надо её проверить!

Она достала фонарик, и посветила им через рубиновое стекло. Луч света стал розовый и она направила его на небольшого воздушного беса, и о чудо он тут-же окаменел и плюхнулся в воду!

- Отлично работает! – с восторгом крикнула Сима, и направила луч на духа монстра. Но ничего не произошло, силы света фонарика и стекла не хватало на то что бы он окаменел.

Дух зла заметил их, и стал приближаться….

- Делайте как я скажу, - сказала Сима, садясь на ковёр самолёт, - летите в пещеру, и возьмите каждый по большому куску стекла рубина, а лучше по два, скоро солнце войдёт в силу, и мы попробуем усилить фонарик солнечным светом, а я пока буду его отвлекать!

Сказав это она схватив фонарик и рубин полетела над озером. Было видно, как она то взлетает в верх, то в низ, и из под её луча то тут, то там плюхаются в воду большие камни по форме напоминающие людей. Сима успела заметь, что её отвлекающий манёвр не очень действует на дух монстра, и тот всё равно приближается к Александре, чтобы разделаться с ней. Она направила пучок рубинового света ему в глаза – и это подействовало, было видно, что монстр несколько потерял ориентир, и был вынужден уже реагировать на назойливый ослепительный луч. Остальные же сев на второй ковёр, и оставив связанного Глеба на уступе, «рванули» в пещеру за рубинами. Тем временем дух зла, по видимому всё-таки обладая какой-то вещественностью, пытался сбить Симу, она же ловко маневрируя, постоянно ослепляла его глаза. (поговаривают, будто именно после этого сражения появилось выражение – ослепительная женщина…). Тем временем всходило солнце, и было заметно, что дух слабеет от его лучей уменьшаясь в размерах. Надо было торопиться, чтобы дух монстра не исчез, и в будущем не воплотился, и не вселился ещё в кого ни будь ,что бы начать всё сначала.

Помощь была близка. Вылетев из пещеры , держа каждый по два осколка рубинового стекла, ребята неумолимо приближались, чтобы максимально испепелить врага рода человеческого. Дух зла - сатана пока не разгадал их плана, вся его сущность была ослеплена ненавистью и злобой, которая зашкаливала, и потому уже было неспособно трезво оценивать ситуацию.

- Мы готовы – крикнула Александра.

- Отлично, залетайте с восточной стороны, где солнце, общими силами может и справимся – ответила Сима.

Между тем было видно, как тень монстра уже дымится даже от самого солнца, но его ярость была сильнее, и она пыталась поймать и уничтожить Александру. Ребята дружно взяв стёкла, и поймав в них солнечные лучи, направили их на монстра, и это сработало! Места куда попадали лучи, покрывались каменной коркой и крошились, движение его замедлилось.

- Соединяйте лучи в один, - крикнул Владимир.

Все тут же направили свои лучи в лицо монстру, и он начал каменеть! Начиная с головы, и продолжая в низ, пока наконец-то окаменение не прошло под воду.

- Ура-а-а!!! Мы победили, закричали наши друзья! И весело стали обниматься, монстр же стоял окаменевший и раскалённый в озере. Вода вокруг него кипела и клубились целые облака пара.- Видимо кипит от злости! - не удержалась и съехидничала Сима! (отсюда кстати, возможно и появилось выражение – кипит от злости).

Сима вдруг вспомнила про Глеба, и тут же полетела к нему и чудо случилось! Вся темная как латекс кожа струпьями слазила с него, и под ней пробивалась его естественная, хоть и бледная кожа! Волосы конечно отрасти не успели, но зато было видно, что к нему возвращался рассудок, и он ни как не мог понять, как он сюда попал, и откуда взялась Сима и все остальные!

Его тут же развязали, и сев на ковры полетели на берег, в то самое место, где когда-то был похищен Глеб. Владимир не выпускал руку Александры, Глеб же прижавшись к Симе, обняв её по крепче, молчал.

Прилетев на берег, все возблагодарили Бога богов, все были рады что Господь не оставил их в трудную минуту и устроил всё к лучшему, не дав восторжествовать злу!

 

Вечер был тёплый, натаскав дров, подложили их в уже почти затухший костёр, все решили ночевать на открытом воздухе возле костра. Когда началась вечерняя трапеза, из за кустов вышел волк, несколько потрёпанный и в колючках репейника.

- Мне бы кваску хлебнуть, горло промочить, а то стараешься, стараешься, а меня даже не пригласили… - сказал он уставшим голосом.

Глеб оставив Симу подбежал к волку, и крепко его обнял, потом сам налил ему местного кваса сваренного на каком-то мхе и клюкве, который волк вылакал, или правдивее сказать выпил встав на задние лапы и опрокинув ковш себе в пасть.

Почти сразу после того, в глазах его появился озорной огонёк, что-то похожее на улыбку и было понятно, что вот-вот его должно потянуть на подвиги.

Долго ждать не пришлось, волк разбежался и крикнув:

- Хантымансийск рулит!... Русские вперёд! – подпрыгнул и с «вертухи» рубанул дерево задней лапой…

Дерево как ни странно осталось стоять на месте, волк же потирая сильно ушибленную лапу сказал:

- Странно…, раньше получалось…

- Так, этому больше не наливать! – сказала Соня, улыбаясь, и поглядывая на Глеба, ожидая поддержки.

Глеб одобрительно кивнул, при этом поддерживая всеобщее весёлое настроение, вызванное таким странным поведением волка. Волк после этого деловито ел рыбу, о чём- то сам с собой рассуждая.

Тут Глеб услышал слабый свист, раздававшийся из кустов позади волка. Волк посмотрел в кусты, тут же с испуганным видом сплюнул недоеденную рыбу, и опустив голову, виновато прижав уши пошел в кусты…

Глеб решил проследить, что же так напугало волка, и что это был за странный свист.

Аккуратно подойдя к кустам, он увидел волка с тем самым зайцем, в которого он когда- то стрелял. И этот заяц, держа кочан капусты говорит:

- Ешь тебе говорю, ты же обещал!

- От одной капусты, в желудке пусто! – ответил волк.

- Ну нельзя же есть друзей из за голода… - возразил заяц

- Так я же не мясо, а так, рыбки немного перехватил, да кваску глоточек хлебнул…

- Видел я твой глоточек…, завтра нога от этого глоточка болеть будет.

- ну так то завтра, а веселье то сегодня…

Глеб поняв, что волк подружился с зайцем, решил пригласить и друга волка на их общий праздник, чему заяц был очень рад!

В конце концов, наевшись и напившись, вся компания упросила Александру спеть, что она и сделала начав грустную и старинную песню о любви которая долго терпит и всё переносит и никогда не перестаёт…

Песня как волшебная пелена плыла вдаль по озерной глади, над которой возвышался огромный каменный силуэт бывшего монстра, как напоминание о грандиозных событиях прошедшего дня. Глеб мысленно представлял, как спустя каких ни будь пару сотен лет, время обломает все лишнее от этой статуи, и она будет похожа на обыкновенный каменный скалистый выступ, и уже вряд ли кто-то поверит, что когда-то это был реально живой злой монстр.

Потом они ещё о чём-то говорили, что то-там обсуждали, в том числе и то, что Александра с Владимиром останутся здесь, и возможно станут родоначальниками утраченного когда-то племени… и в конце концов все уснули.

Утро началось для них неожиданно. Они проснулись от гула множества голосов людей. Они даже не сразу поняли где они, ещё вчера они были в дремучем лесу, а сегодня здесь народу как муравьёв, и часть этих «муравьёв» стоит вокруг них, внимательно рассматривая их и улыбается. При чём улыбаются так, как будто их выпустили из темницы, в которой они долго сидели и как будто те кто их выпустил, были именно наши герои… но что это за знакомое лицо старичка в толпе, в колпаке и со знакомой бородой?

- Силибор! - радостно воскликнул Глеб.

(На подобии этимологии слова имени Израиль – Борющийся с Богом)

- Неужели это он? – тоже радостно, но не уверенно спросила Сима?

Да, да, да, дорогие друзья, оказалось что это был именно тот, кто когда-то и их заставил изрядно помучится и попереживать. Тот самый, кто когда-то был злым, а потом стал добрым дедушкой волшебником. Он рассказал им, как видел в каком-то видении суть всех событий, но решил не вмешиваться, так как и сами сны, и само желание совершить путешествие сюда, он сам подкинул Глебу.

Опыт человеческого жития показывает, что люди сами, своим рвением и расположением должны стараться решать те трудности, в которые они попадают. Те же, кто обладает сверх-силой, лишь отчасти помогают им, чтобы мы терпением и опытом научились бороться со злом. Чары колдуна рухнули, так как он снял уже и без того слабое заклятие своего брата с тех, кого тот когда-то превратил в камни. И вот эта внезапно ожившая толпа народа, и стояла сейчас счастливо улыбаясь, целуя и обнимая друг друга!

Да, это был один из самых счастливых моментов в жизни всех этих спасённых людей, в том числе и наших героев, которые не будут одиноки, но пережив столько страданий, и накопив много опыта в преодолении их, наконец-то смогут счастливо жить. И уже ничто и никто не сможет их разлучить, так как любовь сильнее смерти…

Пока люди праздновали своё спасение Старец сидел задумчиво, вглядываясь вдаль, как будто решая какую-то сложную задачу. Сима заметив это первая подошла к нему, и спросила :

- От чего вы такой грустный и не веселитесь с нами?

- Грустный я от того, что несмотря на то, что всё закончилось хорошо, ты много лгала. И теперь надо придумать тебе епитимию, чтобы очистить этот грех.

- Да, теперь я готова на любое наказание. Главное мой любимый жив и здоров!

- Верный ответ! – сказал уже улыбаясь старец. Кто много любит, тому много простится. Переболеешь пару раз и хватит с тебя…

- Такую епитимию приму с радостью, Глеб меня любит и здоровую, и больную! Сказала Сима.

- Ну и Слава Богу! Позови мне теперь Александру, мне надо с ней «пошушукаться» немного…

Когда Сима привела Александру, старец взял её за руку, и долго смотрел в её глаза, потом как-то задумчиво, как бы смотря сквозь неё произнес:

- Да, ты так много пережила, и так много любила, что сотворила невозможное и победила тьму, окутавшую эту землю. Если бы не ты, и твоя стойкость и терпение, возможно уже и жизни бы не было на земле.. Тебе за твою любовь и усилия, даруется другая жизненная сила. Ты с мужем будешь жить долго… до времён антихриста, которого все, кроме небольшой горстки людей примут за Христа! Тебя ждут большие опасности и страшные приключения…

- А когда это будет? Когда нам готовится к приёму гостей? – уверенно спросила Александра

- Это знает только Бог, да и не наше это дело, наше дело жить так, как будто ты живёшь последний день. Одним словом мужайтесь, после пережитого, вам уже нечего бояться!

Потом старец попросил позвать Глеба, и посмотрел на Симу так, что она сразу поняла – этот разговор подслушивать нельзя! (Да, вот беда- то какая, а так хотелось узнать, о чём они там секретничали. Но ничего, возможно в будущем рассказе кто-нибудь и проговорится об этом….)

Потом наших героев чествовали всем племенем, задарили разными подарками и подделками на память, но подарков было столько, что пришлось оставить основную их часть.

Потом Старец Силибор нарисовал пальцем круг в воздухе, в котором образовался туннель, и поклонившись исчез в нём. Наши же друзья устав от внимания и распрощавшись со всеми, не торопясь поднимались на ковре, с горой нагруженных подарков. Люди оставшиеся на земле ещё долго махали им в след . Они счастливо жили без всякой цивилизации, были просты , любили друг друга и трудились на земле.

- Мне кажется, если человек привычен к труду, как эти люди, то их жизнь самая счастливая во всём мире! Ни тебе войн, ни тебе краж, ни погони за деньгами, просто живут и радуются каждому дню! – с грустью и задумчиво сказал Глеб, крепко обнимая Симу одной рукой, а другой передавая ей заваренный волшебный горячий чай бодрости, в деревянной бутылочке, которую им дали в дорогу вождь племени.

 

В этом мире всему когда-нибудь приходит конец, но история про наших героев, открывающая тайны бытия, и той великой миссии, возложенной на людей вообще, и каждого в частности – ещё не закончена. В будущем, вы узнаете секрет вечной жизни, познакомитесь с новыми героями, которые так же как и мы с вами, являются обыкновенными людьми, но в тоже самое время ищут чего-то большего, чем просто поесть, поспать, и развлечься.

… Ищите, и обрящете…

… познай истину, и истина сделает тебя

свободным…

-70%
Курсы повышения квалификации

Занимательное искусствознание: как научить школьников понимать искусство

Продолжительность 72 часа
Документ: Удостоверение о повышении квалификации
4000 руб.
1200 руб.
Подробнее
Скачать разработку
Сохранить у себя:
Творческий проект (8.24 MB)