Меню
Видеоучебник

М. М. Зощенко. «Беда»

Урок 43. Русская литература 7 класс ФГОС

На этом уроке мы поговорим о прекрасном писателе Михаиле Михайловиче Зощенко. Разберём его рассказ «Беда».

Конспект урока "М. М. Зощенко. «Беда»"

Однажды на приём к врачу пришёл хмурый, угрюмый человек. Он жаловался на апатию, усталость, безразличие ко всему. Врач, обследовав пациента, сказал:

– Лекарство от Вашей болезни одно: читайте Зощенко.

– Нет, – качнул отрицательно головой человек, – этот автор мне не поможет.

– Но почему?! – искренне удивился врач.

– Я и есть Зощенко, – последовал ответ.

Кто же такой Зощенко и почему он был таким пессимистом?

Родился Михаил Михайлович Зощенко в семье художника Михаила Ивановича Зощенко и его жены актрисы и писательницы Елены Иосифовны. Это произошло 29 июля 1894 года в Санкт-Петербурге.

В положенное время мальчик был отдан в гимназию №8. Сам писатель вспоминал, что учился он плохо. А по русскому языку был последним учеником в классе. Его экзаменационное сочинение было оценено баллом «единица». И это в то время, когда, когда он уже – правда, для себя – писал рассказы.

Как бы то ни было, гимназия была окончена. Михаил поступил на юридический факультет Петербургского университета. Но через год студенческую скамью пришлось покинуть: не было денег для уплаты за учёбу. Михаил начал работать контролёром на железной дороге. Деньги небольшие, но всё-таки…

Вскоре началась Первая мировая война. После Павловского военного училища прапорщика Зощенко отправили на фронт. Сражения, ранения, отравление газами… Капитан Зощенко был уволен в резерв, имея 4 боевых ордена.

А после пришла революция, а за ней и гражданская война. Зощенко вступил в Красную Армию, участвовал в боях. Но перенесённое отравление газами дало осложнение на сердце. Сердечный приступ едва не убил молодого человека. Михаил демобилизовался и вернулся в родной Петроград.

Гражданская война оставила после себя разруху. Найти работу было сложно. Кем только не служил Зощенко в это время! Он был дегустатором сыра на сырном заводе, агентом уголовного розыска, сапожником, милиционером, столяром, инструктором по кролиководству и куроводству… Сам писатель говорил о более чем десятке профессий, сменённых им за 3-4 года.

И вот наконец нашлось дело, которое стало главным в жизни Михаила. Он начал писать. И сразу же заявил о себе как о сильнейшем сатирике. Он стал одним из любимых писателей многих людей. Его книги выходили большими тиражами. На встречах с ним всегда было много народа. В 1939 году Михаила Зощенко Президиум Верховного Совета СССР наградил орденом Трудового Красного Знамени.

Зощенко пишет о тех недостатках и о тех людях, которые мешают сделать жизнь общества прекрасной. Его герои – либо мещане-обыватели, идущие на всё ради своего благополучия, либо простые люди, попадающие в неприятные переделки из-за бюрократии, канцелярской волокиты и перестраховки властей на местах.

В начале Великой Отечественной войны Зощенко пытался вступить в Красную Армию, но в связи с болезнью сердца его признали негодным к службе. Его фронтом стал рабочий стол, за которым он писал антивоенные фельетоны, рассказы, статьи в газеты. Он входил в состав редколлегии журнала «Крокодил», работал в отделе сценариев на «Мосфильме».

Постепенно отношение к Зощенко начало меняться. Его почти перестали печатать, исключили из Союза писателей. Редакции расторгли все договоры и потребовали вернуть выданные авансы.  А самым болезненным было лишение продуктовой карточки.

Сейчас нам трудно понять, насколько тяжёлым был именно этот удар. Но в 1946 году продукты выдавались ещё по карточкам, и тем, у кого их не было, грозил голод. Чтобы прокормить семью, писатель пробовал чинить обувь, а также продавал личные вещи.

Благодаря хлопотам настоящих друзей карточку Зощенко вернули. Были даже опубликованы некоторые его произведения. Но всё равно приходилось прирабатывать переводами и опять-таки продавать вещи.

Время от времени травля утихала, потом разгоралась с новой силой. А когда на одной из встреч с читателями (да ещё иностранными!) Зощенко заявил, что все обвинения в его адрес несправедливы, терпение властей кончилось. О нём перестали писать вообще, словно его и не было.

Но мир состоит не только из перестраховщиков и чинуш. Талант Зощенко оказался востребован. Журналы «Ленинградский альманах» и «Крокодил» пригласили его быть сотрудником.

Известные писатели –

Корней Чуковский,

Вениамин Каверин,

Всеволод Иванов,

Николай Тихонов –  делали всё возможное для защиты Зощенко.

Благодаря им вышла из печати книга «Избранные рассказы и повести (тысяча девятьсот двадцать третий – тысяча девятьсот пятьдесят шестой годы)».

Но здоровье писателя становилось всё хуже. У него началась, говоря современным языком, депрессия. Он слабел физически, мало чем интересовался. Наверное, именно в то время он и был на приёме у врача, посоветовавшего ему «читать Зощенко».

22 июля 1958 года, не дожив две недели до дня рождения, Михаил Михайлович Зощенко умер. Власти запретили хоронить его в Ленинграде. Могила Зощенко находится в Сестрорецке.

Так почему же и сам Зощенко, и его произведения оказались в опале? Почему писателя так старательно и зло подвергали травле и гонениям? Дело в том, что эпиграфом ко многим и многим его произведениям может быть пословица: «Неча на зеркало пенять, коли рожа крива».

Зощенко был самым правдивым, самым искренним зеркалом советского общества. Все его недостатки, перегибы представали во всей своей красе. И вместо того, чтобы устранить недостатки и наказать виновных, «рожа» (власть имущие) решила наказать автора. Ведь он, по обвинениям, искажал действительность, изображал то, чего не было.

Было, всё было. Зощенко свои рассказы почти не выдумывал. Он брал истории из жизни и литературно их обрабатывал. Об одной такой истории мы сегодня и поговорим.

Рассказ «Беда» прост по сюжету. Этот сюжет можно передать двумя предложениями. Мужик долго копил деньги на лошадь, отказывая себе во многом. Он купил лошадь и пропил её. Казалось бы – о чём здесь писать? Но Зощенко умел в малом сказать о большом.

У каждого человека есть мечта. Ну, не всем же мечтать о высоком – мечтать можно и о собственной лошади. Особенно если ты сельский житель и тебе без лошади нельзя.

Глотов копит старательно, едва ли не изнуряет себя:

Питался худо, бросил махорку, а что до самогона, то забыл, какой вкус в нём. То есть как ножом отрезало — не помнит Егор Иваныч, какой вкус, хоть убей.

Никого не напоминает? А ведь у Глотова есть литературный собрат по столь же малой, но столь же ему необходимой мечте. Егор Иваныч писателя Зощенко – это Акакий Акакиевич Башмачкин писателя Гоголя. Но если Башмачкин лишился новой шинели из-за кражи, то Глотов потерял свою лошадь только по собственной глупости.

Зощенко живым, ярким народным языком описывает и накопление нужной суммы, и радость от предстоящей покупки. Мы видим, что для Глотова покупка – это праздник. Ведь именно потому отказал он мужику из соседней деревни, что всё получилось бы слишком буднично:

— Что ты, батюшка! — сказал он.

— Я два года солому жрал — ожидал покупки. А тут накося — купи у него лошадь. Это вроде как и не покупка будет... Нет, не пугай меня, браток. Я уж в город лучше поеду. По-настоящему чтобы.

Момент торга, осмотра лошади, сама покупка – всё это для Егора Иваныча радостные события. Он пока скорее играет в покупку, чем покупает по-настоящему. Изображая знающего и понимающего толк в лошадях человека, он «до того запугал тихую клячу, что та, невозмутимая до сего времени, начала тихонько лягаться, не стараясь, впрочем, попасть в Егора Иваныча».

Надо думать, Зощенко не раз наблюдал сцены торга, ведь очень живо и красочно описывает он торг и покупку. Деньги мужику достались тяжёлым трудом и многими лишениями. Ему больно смотреть на то, как они уходят в чужие руки:

Он долго и с сожалением пересчитывал их и подал торговцу, слегка отвернув голову. Ему было невыносимо смотреть, как скрюченные пальцы разворачивали его деньги.

Но вот лошадь – воплощённая мечта – бредёт, ведомая в поводу, за новым хозяином. И опять яркими сочными мазками рисует автор восторг человека, его неумение выразить свою радость:

Он вдруг скинул с себя шапку и в восторге стал давить её ногами, вспоминая, как хитро и умно он торговался.

Когда восторг немного утих, Егор Иваныч, хитро смеясь себе в бороду, стал подмигивать прохожим, приглашая их взглянуть на покупку.

Этот переполняющий Глотова восторг и принудил мужика отправиться в кабак «вспрыснуть» покупку. И малознакомого человека с собой позвать: радость буквально распирала Егора Иваныча. Нужно было с кем-то ею поделиться.

Итог закономерен. Лошадь пропита. Два года лютой экономии пропали даром. Кто же виноват в этом? Только сам Глотов. Ему хотелось похвалиться покупкой, покрасоваться, погордиться. Ну, а пьяному – море по колено. В пьяном угаре и покупка ушла на вино.

Осуждает ли Зощенко своего героя? Да, осуждает. Но и жалеет. Ведь он так глупо и бестолково остался тот ни с чем.

— А я, милый, два года солому лопал... зря...

Потому рассказ и назван «Беда», что смех-то здесь сквозь слёзы.

Есть ли такие Глотовы сейчас? Да сколько угодно! Рассказы Зощенко до сих пор не потеряли своей насущности. Стоит только внимательно посмотреть вокруг, как делал это Михаил Михайлович Зощенко, и мы увидим героев его рассказов воочию.

«А глупость – не головная боль, которая от порошка проходит».

Михаил Михайлович Зощенко

0
4219

Комментарии 0

Чтобы добавить комментарий зарегистрируйтесь или на сайт

Вы смотрели