Меню
Разработки
Разработки  /  Литература  /  Уроки  /  6 класс  /  «Чтобы не повторилась беда…» Литературная композиция

«Чтобы не повторилась беда…» Литературная композиция

Цель мероприятия: знакомство с событиями атомной бомбардировки японских городов Хиросимы и Нагасаки в 1945 году через творчество казахстанского писателя Габита Мусрепова.
10.09.2013

Описание разработки

Цель: знакомство с событиями атомной бомбардировки японских городов Хиросимы и Нагасаки в 1945 году через творчество казахстанского писателя Габита Мусрепова; воспитание чувства сострадания, патриотизма и гордости за свою страну.

Оформление: зал украшен воздушными шарами, силуэтами бумажных журавлей, край сцены украшен корзинами с белыми цветами.

Оборудование: мультимедийная презентация, воздушные шары с привязанными к ним бумажными журавликами (оригами), свечи.

Музыкальное сопровождение: песня «Бумажные журавлики» в исполнении Розы Рымбаевой; Альбиони «Адажио»; Курашов «Тревожная музыка»; набат колокола; песня «Японский журавлик»; песня «Пока не поздно» в исполнении И. Кобзона.

Я хотел поведать лишь о том страшном дне.

О дне, когда плавился металл, когда плавился камень.

Хотел, чтобы люди помнили тот день.

Г. Мусрепов «Через двадцать лет. Рассказ камня»

Прозреть бы, прозреть!..

Г. Мусрепов

«Через двадцать лет. Рассказ глаз»

 СЛАЙД 1 – 2

МУЗЫКА 1 Роза Рымбаева (звучит до звонка на урок)

СЛАЙД 3

Ведущий:

8 мая 1945 года разгромлена фашистская Германия. 9 мая 1945 года подписан акт о её безоговорочной капитуляции. Закончилась Вторая Мировая война. Мир праздновал победу. Люди возвращались к мирному труду. И только в двух городах Японии, Хиросиме и Нагасаки, был траур. Это были первые города, которые подверглись атомной бомбардировке. Мир впервые столкнулся с такими понятиями, как атомная бомба, ядерное оружие и лучевая болезнь.

СЛАЙД 4

МУЗЫКА 2 Альбиони (звучит на протяжении стих-ния и слов ведущего «Историческая справка»)

Чтец:

Откройте, это я стучу!

Стучу у каждого крыльца.

Невидима для ваших глаз,

Нельзя увидеть мертвеца!

Я в Хиросиме умерла.

Года прошли, года пройдут.

Мне было семь. И нынче семь.

Мертвые дети не растут.

Огонь мне волосы спалил,

Потом глаза заволокло.

И горстью пепла стала я,

И пепел ветром унесло. (Назым Хикмет)

Ведущий:

Историческая справка:

СЛАЙД 5 - 9

Понедельник, 6 августа 1945 год.

В небе над японским городом Хиросима появились 7 самолетов американских ВВС Б-29. Три самолета должны были лететь впереди и сообщить метеосводку, а два сбросить контейнеры с аппаратурой и сфотографировать результаты взрыва.

Американский бомбардировщик B-29 «Enola Gay», пилотируемый Полом Тиббетсом и бомбардиром Томом Фереби, сбросил на Хиросиму первую атомную бомбу под названием «Малыш».

В 8 часов 15 минут раскрылись створки бомбового люка, и “Малыш” устремился вниз. Еще 47 секунд над Хиросимой мирно светило солнце. За эти 47 секунд люди успели забыть об удаляющемся гуле 3-х самолетов Б-29. Будничные заботы владели горожанами вплоть до мгновения, когда беззвучная вспышка вдруг разом превратила Хиросиму в горячий пепел, который ударом воздушной волны был подброшен ввысь на несколько километров, и смертоносные радиоактивные частицы начали свою разрушительную работу, заражая всё живое лучевой болезнью. Атомный ад. Ослепительный, девятый, самый страшный его круг назывался эпицентром. Те, кто оказался там, были сожжены заживо. В других адовых кругах люди, умирая, терпели страшные страдания.

СЛАЙД 10 - 13

Четверг, 9 августа 1945 год.

Экипажи самолётов Б-29 получают новое задание: сбросить атомную бомбу на мирный город Нагасаки.

В 11 часов 2 минуты вторая атомная бомба под названием «Толстяк» стерла с лица Земли еще один город Японии Нагасаки.

Историки утверждают, что никакой необходимости в атомной бомбардировке не было. Правительство США во главе с президентом Гарри Трумэном решило показать всему миру могущество своих вооруженных сил, запугать народы земли новым страшным оружием. Американцам удалось получить «прекрасное» подтверждение мощности их детища, страшного по своей сути. Только вот жителям двух городов Японии нечего будет вспомнить: их нет уже в живых, и потомки их познали, что такое лучевая болезнь.

СЛАЙД 14 – 15

По решению Всемирного Совета Мира с 6 по 13 августа ежегодно проводится Неделя действий за запрещение ядерного оружия и солидарности с жертвами атомных бомбардировок. Не только осиротевшие хиросимцы, не только их соотечественники, - вся большая семья, имя которой Человечество, повторяет в этот день клятву, высеченную на каменном надгробии в хиросимском Парке мира: “Спите спокойно, это не повторится!”

19 мая 2005 года в городе Алматы прошла II Международная встреча “Ядерная трагедия Японии и Казахстана не должна повториться”, посвященная 60-летию атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. Три недели с 6 по 29 августа были объявлены днями “За мир без оружия”.

В Алматы также проходили марши мира, посвященные антиядерному движению.

МУЗЫКА 3 Колокол (звучит на протяжении исполнения чтецов 1 – 4)

СЛАЙД 16 – 23

Чтец 1:  слайд 16 - 17

В Хиросиме погибло более 240 тысяч человек.  В Нагасаки погибло около 80 тысяч человек. Бой городских часов Хиросимы похож на тревожный набат. И звучат эти куранты не в полдень, а в 8 часов 15 минут утра. Изо дня в день, из года в год напоминают они о мгновении, когда навечно прикипели к циферблату стрелки других, случайно уцелевших среди пепла наручных часов. Навек же, как эти спекшиеся стрелки, отпечатался роковой миг и в человеческих сердцах.

Чтец 2: слайд 18 - 19

Теперь в Хиросиме разбит Парк мира. Ежегодно 6 августа к Парку мира с рассвета движутся вереницы людей. И каждая поминальная свеча, каждая белая хризантема оставляется перед памятником в знак чьей-то личной утраты. Хризантемы у подножия памятника похожи на снежные сугробы. Кроме тех чувств, с которыми человечество отмечает 6 августа, для жителей Хиросимы эта дата окрашена еще и с личной скорбью. Именно тогда большинство семей потеряли родных и близких, именно с того дня многие стали калеками.

Чтец 3: слайд 20

Бомбардировка Хиросимы и Нагасаки положила начало ядерных вооружений. Атомные, водородные, термоядерные взрывы проводились под землёй, под водой и в воздухе. В Казахстане ядерным полигоном стала Семипалатинская область. Наша страна была не только местом разработки и хранения ядерного оружия, её землю почти 500 раз сотрясали ядерные взрывы.

Чтец 4: слайд 21 – 23

В 2011 году исполнилось 20 лет, как не проводятся испытания смертоносного оружия на Семипалатинском полигоне, вокруг которого образовались зоны экологического бедствия. Наша страна вошла в XXI век и третье тысячелетие в качестве безъядерной державы. Республика Казахстан – независимое суверенное государство первым в мире закрыло один из самых мощных полигонов планеты – Семипалатинский ядерный полигон, унесший много человеческих жизней и людских судеб. 29 августа 1991 года вышел исторический Указ Президента Казахстана Н.А.Назарбаева № 409 “О закрытии Семипалатинского испытательного ядерного полигона”

СЛАЙД 24 - 25

Ведущий:

Многие поэты, писатели, композиторы откликнулись на трагедию, произошедшую в японских городах Хиросиме и Нагасаки, отразив её события в своем творчестве.

Одним из таких писателей является наш казахстанский писатель, чьё имя носит наша школа, Габит Мусрепов. Через 20 лет после ядерных взрывов в Японии в 1966 году он пишет три рассказа-свидетельства тех событий: «Рассказ спины», Рассказ глаз» и «Рассказ камня», объединенных в один цикл «Через двадцать лет».

Вашему вниманию мы предлагаем отрывки из этого произведения.

СЛАЙД 26

МУЗЫКА 4 Курашов (звучит пока выходят чтецы)

Рассказ спины

СЛАЙД 27 – 28

Чтец 1:

О, то был настоящий удар. Удар в спину… Такого удара моя спина никогда не испытывала. Он меня в дугу согнул да пятками голову чесать заставил. (…)

А когда моя голова нелепо запрокинулась, я успел осмотреться. Но ничего не увидел – за мной была пустота. Да, это случилось мгновенно. Еще минуту назад здесь теснились высокие каменные дома. А теперь их нет, они исчезли. Осталась лишь пугающая черно-бурая дымящаяся гладкость. Помнится, большие пожары, сильные землетрясения, даже они оставляли после себя хоть что-нибудь: обгорелые стены, одиноко торчащие дымоходы, запыленные деревья, руины. А тут ничего не осталось, ровно ничего, словно ничего и не было. Невидимые обычно из-за высоких зданий горы теперь просматривались отлично: они были на своем месте.

СЛАЙД 29 - 32

Чтец 2:

Еще я успел заметить, как с неба дождем падали удивительно широкие доски. То были крыши, опускавшиеся как бы после необычного, никогда им не снившегося полета. Среди сотен парящих крыш плавало нечто такое, что трудно было разглядеть. Но я узнал людей, вернее, их трупы. (…) Некоторые из них своим видом напоминали кресты.

Все это я увидел, будучи согнутым в дугу, когда мои ноги и голова спешили навстречу друг другу, оставляя меня внутри своих необычных траекторий. Увидел, когда мой разум и мои чувства стали плохо слушаться меня, когда белое начинало казаться черным, а черное – белым. Увидел, когда упавший недалеко от меня черный камень вспыхнул, словно вата, ярким пламенем. Потом… Потом беспамятство, обморок, столбняк, одурение…

МУЗЫКА 4 Курашов (звучит на протяжении всей инсценировки)

Инсценировка фрагмента диалога из «Рассказа спины».

Пациент на кровати. Затем входит врач.

СЛАЙД 33

Пациент: (размышляет вслух) Ничего я не ведал, даже того, почему я, замурованный, нахожусь в больнице. Мое слабое сознание ничего не могло восстановить, кроме одного видения, того, что связано с ударом в спину. А что, собственно, я видел? Даже это нелегко было осмыслить. Осмысление пришло позже, гораздо позже…

Входит врач.

СЛАЙД 34 – 35

Пациент: Почему я здесь лежу?

Врач: Ваша спина точно копия географической карты Японии. На правой лопатке расположился Хоккайдо… Великий Хонсю занял, как это и следовало, весь правый бок…Он отделяется от соседнего Кюсю узенькой здоровой полоской – проливом Симоносеки. Вы отлично выглядите, дружок. Японский ландшафт и тот позавидует вам. И даже Хиросима с Нагасаки изображены точно на своих местах, хотя их давно там нет. Красивая, точная карта…

Пациент: Доктор, но как все это случилось?

СЛАЙД 36

Врач: Прошу вас, будьте мужчиной, выслушайте спокойно. На два наших города американцы бросили атомные бомбы.

Пациент: Зачем?

СЛАЙД 37

Врач: Ведь просил же я вас быть мужчиной. Ставили опыты. Первый раз для пробы, второй – чтобы убедиться, что данные пробной бомбежки не случайные…

Пациент: У меня была мать, была сестра… Нельзя ли связаться с ними?

Врач: Как ваша фамилия?.. И где вы жили?

Пациент: В квартале «Утренней зари»…

Врач: Этого квартала теперь нет…

СЛАЙД 38

Пациент: Мать работала в центральном парке…

Врач: От парка осталось пустое место… А теперь молчи, отдохни…

Врач уходит.

СЛАЙД 39

Пациент: (садится на кровати) Доктор прав, надо молчать… Горе здесь не поможет. (…) С тех пор прошло двадцать лет. За это время меня шестнадцать раз клали в больницу. Шестнадцать раз латали спину. Очень нелегко таскать на спине такую ношу, как география целой страны. Разумеется, поражена моя спина не вся, на ней уцелели узенькие полоски здоровой кожи, точь-в-точь напоминающие, как говорит доктор, голубые полоски вод между многочисленными японскими островами. Вот и отрезают от этих полосок и кладут на пораженные места. И так без конца. А там где отрезают, появляются новые раны… (Встает)

СЛАЙД 40

Теперь я страдаю белокровием. Белые кровяные тельца, увеличиваясь, все больше вытесняют красную кровь. Чтобы прожить двадцать лет, пришлось бороться немало. Буду и дальше бороться.

СЛАЙД 41

Мне еще нет и сорока. Очень хочется иметь свою семью. Но кто пойдет за меня? Жениться на больной белокровием? Не хочу, не желаю умножать на свете уродов. Пожалуй, доктор был прав. Надо быть мужчиной, надо быть терпеливым, терпеливым по-мужски.

МУЗЫКА 4 Курашов (звучит пока выходят чтецы)

СЛАЙД 42

Рассказ глаз

СЛАЙД 43 - 47

Чтец 1:

Вдруг случилось невообразимое, показалось, что лопнуло само небо. Но то, пожалуй, не небо, а мои уши лопнули. Ошеломленная, я посмотрела вверх. Там, над городом, стоял, упираясь в небо, столб, весь белый, будто из снега, стоял огненный столб, будто сделанный из огня и снега. Он сыпал огонь, он лил резкий до боли луч. Затем закипел, расширяясь вверху, раздался. Где покоилось его основание? Не разобрала. Говорит, какой толщины? Ну как бы вам сказать… в нашем городе, в самом его центре, был выставочный павильон, круглый такой дворец. Говорят, остов дворца сохранился. Мне кажется, столб тот будет потолще остова павильона…

В следующее мгновение я вспомнила школу.

 –  Айко! Айко!..  – кричу, но не слышу своего голоса.

Ничего не вижу. Не вижу Айко, не вижу машин, не вижу школы. Исчезло все. Перед глазами одна черная пустота. Черная пустота всюду: и там, где стояла школа, и там, далеко за школой. Всюду копоть, черная пустота…

 СЛАЙД 48 – 51

Чтец 2:

С шумом и треском повалились деревья, загораживая путь. Они обдали меня жаром. Горячие пуговицы на платье впились в тело. Потом неведение, мрак, черная пустота…

В ней, этой черной пустоте, прошли мои последние двадцать лет. То, что я вам говорю здесь, не передает и сотой доли того, что я видела тогда. Я говорю огонь, пламя, белый снег… но разве это то, что было? Тому еще не придумано названия, тому еще нет сравнений. В нашем словаре нет таких слов, настолько точных и страшных, чтобы обозначить то. Смерть… гибель… катастрофа… нет, тоже не то!..

Мы говорим о железе, о камне, что они накаляются, плавятся. Но как сказать про железо и камень, если они мгновенно превращаются в пепел? Как, каким словом выразить это, когда на ваших глазах в одно мгновение исчезает целый город, превратившись в пыль?

МУЗЫКА 4 Курашов (звучит на протяжении всей инсценировки)

Инсценировка диалога из «Рассказа глаз»

Девушка в платке, который скрывает отсутствие волос, и врач.

СЛАЙД 52

Девушка: Я двадцать лет пребываю в темноте. Говорят, что город отстроен, восстановлен. Говорят, что он стал краше и богаче, чем прежде. Мне так хочется посмотреть на него. Хоть одним глазом, хоть раз. Этой надеждой – увидеть – я живу. Не могу и не хочу не надеяться.

Входит врач.

СЛАЙД 53

Девушка: (умоляюще) Скажите, что с моими глазами?

Врач: Что же ты, милая, беспокоишься… они очаровательны, как всегда.

Девушка: Ведь не ослепла же я?

Врач: Нет, нет… Ты не видишь, это так. Но это пройдет, скоро пройдет.

СЛАЙД 54

Девушка: А как лицо, что с ним?

Врач: Никаких серьёзных изменений. Оно прекрасно, как белый мрамор. Красиво, как и прежде.

СЛАЙД 55

Девушка: А волосы?..

Врач: Волосы пришлось сбрить. Но они быстро отрастут.

Врач уходит.

СЛАЙД 56

Девушка: Глаза… Я верю, что они уцелели. Айко всегда завидовала моим глазам, говорила, что они черные-черные, а ресницы длинные-длинные… Никто никогда не назвал меня слепой. Никто из всех, кто приходил сюда в течение двадцати лет. Мне теперь тридцать пять. Когда я лишилась зрения, лишилась жизни, было пятнадцать. Но этих двадцати лет будто и нет: я не могу считать их жизнью. Мне все еще пятнадцать. Я все еще надеюсь, что прозрею.

МУЗЫКА 4 Курашов (звучит пока выходят чтецы)

Чтец 3:

СЛАЙД 57 - 59

Говорят, что после катастрофы забеспокоился весь мир, запротестовал весь свет. Я не знаю и не могла знать – находилась при смерти, - насколько решительным был этот протест. А как было у вас?

Не стало половины города, сгорело дотла. И это всего за две секунды. Мой город не был военным, в ту пору у нас жили одни женщины, дети да старики. Он никому не делал зла, никому не угрожал, в нем не было ничего особенного. Чем провинились мои подруги, ведь они хотели только добра – помочь отремонтировать школу соседей, у которых не осталось ни одного мужчины. Двадцать две девушки превратились в пепел, за одно мгновение превратились в пепел. Уцелела лишь я, двадцать третья. Говорю «уцелела»… Но что это за жизнь…

Чтец 4:

СЛАЙД 60 – 66

            Оскорбленной душе порой хочется мщения. Хочется, чтобы буря людского гнева расплескала чай, который с таким аппетитом подносит к своим губам твой оскорбитель.

            Нет, я не мстительная. Но не верьте мне, если скажу, что ни разу не жаждала мести. Я жаждала мести, и не раз. Но сдерживала себя, сдерживала так, что кажется, оно, это чувство мести, уже начинает презирать меня.

            «Этого я не желаю даже врагу». Так говорят у нас. Так, пожалуй, говорят всюду. Мы – народ гостеприимный, добрый. И я не желаю этого никому. Не хочу беды ничьим домам. Не хочу, чтобы их жильцы жарились, подобно муравьям. Не хочу, чтобы вился пятнистый пепел над миром.

            Я живу надеждой, я живу мечтами… Но осуществить их – не в моих силах. О чем, интересно знать, мечтают другие?..

            Эх, если бы ко мне вернулось зрение! Прозреть бы, прозреть!..                     

МУЗЫКА 4 Курашов (звучит пока выходят чтецы)

Рассказ камня

Чтец 1:

СЛАЙД 67

            Я – черный мрамор, я – черный камень. Мне чужда радость, неведом страх. Мне чуждо волнение. Я передаю только то, что вижу. Мне нет дела, как будут использовать люди мои свидетельства.

            Был ясный жаркий день. Утомленный зноем, мирно дремал лес, стояли, будто прислушиваясь к чему-то, деревья на улицах. Дремал и я.

           

СЛАЙД 68 - 70

Вдруг что-то вспыхнуло и нависло огненным столбом. Одним концом столб упирался в город, другим – сверкал на высоте полукилометра, образуя там бушующий колпак. Всюду хлынул поток небывалого огня, поток небывалого света. Город свернулся в трубочку, как бумага, брошенная в огонь, и исчез. Металл превратился в пепел. Камень – в пыль. Весь город превратился в пыль. Осталось лишь место, где стоял город – выжженное и неровное.

СЛАЙД 71 - 72

            Не стало и людей. Они сгорели, не ощущая того, что горят. Не приведи бог слышать, как семьдесят пять тысяч человек стонут, сгорая! Не приведи бог видеть, как пожирает пламя тысячи невинных детских глаз, как вспыхивает форма на тысячах школьниц, как их обнажившиеся тела шипят и жарятся в огне! Слава богу, все кончилось быстро, так быстро, что даже змей не успел бы высунуть язык. Город превратился в черную пустошь.

СЛАЙД 73 – 74

            Потом подул сильный ветер. Подул завихренно, порывисто, желая, как казалось, прогнать злую силу, которая так внезапно развеяла город. Ветер был зол и решителен. Но ничто не препятствовало ему, и ветер, который всегда обнимал каждое дерево густых, как бор, парков, теперь одиноко несся по горячим кучам черной сажи, задыхаясь пепельной пылью.

Чтец 2:

СЛАЙД 75 – 80

            Потом появились первые признаки жизни: выползли, удивленно озираясь, дети. И было чему удивляться: такую трагедию мир узнал впервые. Ее создали люди, чтобы губить друг друга, это их творчество.

            Затем вышли женщины, вышли старики. Оглядываются. Где же город? Их ли это город? Не ищите, люди, города, не утруждайте себя напрасно. Ищите лучше, откуда она, эта черная беда, нагрянула на вас? Ищите зло, найдите, где оно притаилось.

            Люди задвигались – в пожарище началась жизнь. Люди жгли останки людей, дожигали обгоревшие трупы. Чистили свое подожженное гнездо. Я не слышал, как люди при этом рыдали, - у меня нет ушей, - но, пожалуй, это хорошо, что у меня нет ушей, я бы не стерпел, даже я, камень.

Чтец 3:

СЛАЙД 81 – 87

            Я – черный мрамор, я – черный камень. Я не умею считать, и я не знаю, сколько прошло с тех пор месяцев, сколько минуло лет. Я знаю только вечность.

            Теперь город восстановлен. Он выше и краше, чем прежде. Вновь ожили сады. И улицы шире. Ничто не напоминает о катастрофе. Решительно ничто, ибо хорошо поработали годы, хорошо потрудились люди. Они достойны самой высшей похвалы. Но я не собирался прославлять труд человека. Я хотел поведать лишь о том страшном дне. О дне, когда плавился металл, когда плавился камень. Хотел, чтобы люди помнили тот день. И чтобы остерегались.

СЛАЙД 88

            В центре города, пережившего тот ужасный день, теперь возвышается каменный человек. Его поднятая правая рука напоминает людям, где находится небо. Его левая рука простирается к людям – просит мира и спокойствия. Его глаза, прикрытые тяжелыми веками, умоляют, чтобы не повторилась беда.

            Вот, собственно, все, что вам, людям, хотел я поведать. Надеюсь, вы не станете спрашивать у камня, что вам надо делать, чтобы не испытать этого еще раз.

МУЗЫКА 4 Курашов (звучит пока выходят чтецы)

СЛАЙД 89

Чтец1:

В Хиросиме верят одной сказке:

Выживает из больных людей

Тот, кто вырежет по крайней мере,

Тысячу бумажных журавлей.

Мир больной, возьми бумаги тонкой,

Думай о бумажных журавлях,

Не погибни, словно та японка,

С предпоследним журавлём в руках. (Расул Гамзатов)

МУЗЫКА 4 Курашов (звучит пока выходят чтецы)

Ведущий раздает журавликов

Чтец 2:

СЛАЙД 90 - 96

Лучевая болезнь, поразившая жителей Хиросимы и Нагасаки неизлечима. Так откуда же появилась вера в то, что, сделав тысячу бумажных журавликов можно выздороветь? В Японии историю о брате и сестре, перенесших трагедию бомбардировки Хиросимы, знает каждый.

Мальчику Коку было 9 лет, девочке Иоку - 6 . Они жили в Хиросиме. 6 августа 1945 года брат и сестра играли под домом, когда раздался взрыв. Дом рухнул, и дети оказались под обломками.

Чтец 3:

Через несколько дней у детей начали выпадать волосы, и с каждым днем здоровье ухудшалось. Брата и сестру поместили в больницу. Лечащий врач, видя, как быстро уходят детские силы, подарил им надежду: существует старинная легенда, что если сложить тысячу бумажных журавликов, исполнится самое заветное желание. Ведь журавль считается символом удачи и долголетия. На следующий день врач принес детям бумагу и ножницы, предупредив, что журавликов нужно делать каждый день, и тогда болезнь отступит.

Чтец 4:

Человек жив надеждой. Коку и Иоку начали делать журавликов. Чтобы сделать журавлика оригами, нужно сложить бумагу 31 раз. Люди, болеющие лучевой болезнью, очень быстро устают, у них в руках нет силы. Коку умер, сделав немногим больше двухсот журавликов. Своих журавликов он передал сестре, в надежде, что они помогут ей.

Чтец 5:

Делать журавликов Иоке помогала вся больница. Девочка очень верила, что сможет вылечиться. Но её руки с каждым днем слабели все больше. Настал день, когда Иоку журавликов сама делать уже не могла. Ей приносили журавликов из других палат. И каждый в больнице знал, сколько журавликов у Иоки. Бледная, изможденная, с глазами полными слёз, она искренне радовалась каждому новому журавлику. Белые, синие, зелёные, жёлтые, они висели у неё над кроватью.

СЛАЙД 97 – 100

Чтец 6:

В то утро, когда Иоку умерла, врач насчитал 985 журавликов. Он открыл окно и выпустил бумажных птиц. Они летели, опускались на землю под ноги прохожим. Журавликов поднимали дети, и в их руках цуру (журавлики) были символом надежды и веры, которая так необходима людям.

МУЗЫКА 5 Японский журавлик

(громко звучит 1 куплет и припев,

далее громкость убавляется,

ведущий говорит свои слова на фоне песни,

Ведущий:

            В память о погибших в Хиросиме и Нагасаки, как символ надежды и веры, которая так необходима людям, мы преподносим журавликов в дар нашим гостям. Во имя мира.

затем громкость прибавляется,

дети вручают журавликов гостям, все становятся полукругом на сцене,

музыка выключается)

СЛАЙД 101

Ведущий:

Земля…   Из космоса она смотрится как голубая жемчужина. Но как уязвима эта красавица от деяний своих же детей – людей!

СЛАЙД 102 – 107

Жизнь планеты и в наших руках. Приложим все усилия, чтобы Хиросима и Нагасаки не повторились! Чтобы атомные взрывы не стерли жизнь с лица Земли, нашей общей планеты!

Ребята, в знак солидарности с теми, кто пострадал от ядерных взрывов, с теми, кто борется за то, чтобы это никогда не повторилось, каждый из вас сделал бумажного журавлика и написал на нем свои пожелания. После мероприятия мы запустим этих журавликов на воздушных шариках в небо как символ мира на всей Земле. Зачитайте свои пожелания.

Дети зачитывают пожелания

Я хочу, чтобы над Землей всегда светило яркое солнце.

Я хочу, чтобы все люди всегда были здоровы.

Я хочу, чтобы у детей было счастливое детство.

Я хочу, чтобы война никогда не повторилась.

Я хочу, чтобы люди навсегда забыли о ядерных бомбах.

Я хочу, чтобы все всегда улыбались.

Я хочу, чтобы все были счастливы.

Я хочу, чтобы народы жили в мире и согласии.

Ведущий:

А я на своем журавлике написала слова нашего писателя Габита Мусрепова: «Прозрей человек! Чтобы не повторилась беда».

СЛАЙД 108 – 114

Чтец:

Я хочу, чтоб в целом мире

Затрубили журавли

И напомнить всем могли

О погибших в Хиросиме.

И о девочке умершей,

Не хотевшей умирать

И журавликов умевшей

Из бумаги вырезать.

А журавликов-то малость

Сделать девочке осталось…

Для больной нелёгок труд,

Всё ей, бедненькой, казалось –

Журавли её спасут.

Журавли спасти не могут –

Это ясно даже мне.

Людям люди пусть помогут

Преградить пути войне. (Расул Гамзатов)

МУЗЫКА 6 Кобзон «Пока не поздно»     Участники на припеве по очереди поднимают вверх руки с журавликами. Разбирают воздушные шары.

Содержимое разработки


«Чтобы не повторилась беда…»

Литературно-музыкальная композиция

по циклу рассказов Габита Мусрепова «Через двадцать лет»


Светлана Сергеевна Ситкина,

учитель русского языка и литературы

Цель: знакомство с событиями атомной бомбардировки японских городов Хиросимы и Нагасаки в 1945 году через творчество казахстанского писателя Габита Мусрепова; воспитание чувства сострадания, патриотизма и гордости за свою страну.


Оформление: зал украшен воздушными шарами, силуэтами бумажных журавлей, край сцены украшен корзинами с белыми цветами.


Оборудование: мультимедийная презентация, воздушные шары с привязанными к ним бумажными журавликами (оригами), свечи.

Музыкальное сопровождение: песня «Бумажные журавлики» в исполнении Розы Рымбаевой; Альбиони «Адажио»; Курашов «Тревожная музыка»; набат колокола; песня «Японский журавлик»; песня «Пока не поздно» в исполнении И. Кобзона.


Я хотел поведать лишь о том страшном дне.

О дне, когда плавился металл, когда плавился камень.

Хотел, чтобы люди помнили тот день.

Г. Мусрепов «Через двадцать лет. Рассказ камня»


Прозреть бы, прозреть!..

Г. Мусрепов

«Через двадцать лет. Рассказ глаз»

СЛАЙД 1 – 2

МУЗЫКА 1 Роза Рымбаева (звучит до звонка на урок)


СЛАЙД 3

Ведущий:

8 мая 1945 года разгромлена фашистская Германия. 9 мая 1945 года подписан акт о её безоговорочной капитуляции. Закончилась Вторая Мировая война. Мир праздновал победу. Люди возвращались к мирному труду. И только в двух городах Японии, Хиросиме и Нагасаки, был траур. Это были первые города, которые подверглись атомной бомбардировке. Мир впервые столкнулся с такими понятиями, как атомная бомба, ядерное оружие и лучевая болезнь.


СЛАЙД 4

МУЗЫКА 2 Альбиони (звучит на протяжении стих-ния и слов ведущего «Историческая справка»)

Чтец:

Откройте, это я стучу!

Стучу у каждого крыльца.

Невидима для ваших глаз,

Нельзя увидеть мертвеца!

Я в Хиросиме умерла.

Года прошли, года пройдут.

Мне было семь. И нынче семь.

Мертвые дети не растут.

Огонь мне волосы спалил,

Потом глаза заволокло.

И горстью пепла стала я,

И пепел ветром унесло. (Назым Хикмет)


Ведущий:

Историческая справка:

СЛАЙД 5 - 9

Понедельник, 6 августа 1945 год.

В небе над японским городом Хиросима появились 7 самолетов американских ВВС Б-29. Три самолета должны были лететь впереди и сообщить метеосводку, а два сбросить контейнеры с аппаратурой и сфотографировать результаты взрыва.

Американский бомбардировщик B-29 «Enola Gay», пилотируемый Полом Тиббетсом и бомбардиром Томом Фереби, сбросил на Хиросиму первую атомную бомбу под названием «Малыш».

В 8 часов 15 минут раскрылись створки бомбового люка, и “Малыш” устремился вниз. Еще 47 секунд над Хиросимой мирно светило солнце. За эти 47 секунд люди успели забыть об удаляющемся гуле 3-х самолетов Б-29. Будничные заботы владели горожанами вплоть до мгновения, когда беззвучная вспышка вдруг разом превратила Хиросиму в горячий пепел, который ударом воздушной волны был подброшен ввысь на несколько километров, и смертоносные радиоактивные частицы начали свою разрушительную работу, заражая всё живое лучевой болезнью. Атомный ад. Ослепительный, девятый, самый страшный его круг назывался эпицентром. Те, кто оказался там, были сожжены заживо. В других адовых кругах люди, умирая, терпели страшные страдания.

СЛАЙД 10 - 13

Четверг, 9 августа 1945 год.

Экипажи самолётов Б-29 получают новое задание: сбросить атомную бомбу на мирный город Нагасаки.

В 11 часов 2 минуты вторая атомная бомба под названием «Толстяк» стерла с лица Земли еще один город Японии Нагасаки.


Историки утверждают, что никакой необходимости в атомной бомбардировке не было. Правительство США во главе с президентом Гарри Трумэном решило показать всему миру могущество своих вооруженных сил, запугать народы земли новым страшным оружием. Американцам удалось получить «прекрасное» подтверждение мощности их детища, страшного по своей сути. Только вот жителям двух городов Японии нечего будет вспомнить: их нет уже в живых, и потомки их познали, что такое лучевая болезнь.

СЛАЙД 14 – 15

По решению Всемирного Совета Мира с 6 по 13 августа ежегодно проводится Неделя действий за запрещение ядерного оружия и солидарности с жертвами атомных бомбардировок. Не только осиротевшие хиросимцы, не только их соотечественники, - вся большая семья, имя которой Человечество, повторяет в этот день клятву, высеченную на каменном надгробии в хиросимском Парке мира: “Спите спокойно, это не повторится!”

19 мая 2005 года в городе Алматы прошла II Международная встреча “Ядерная трагедия Японии и Казахстана не должна повториться”, посвященная 60-летию атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. Три недели с 6 по 29 августа были объявлены днями “За мир без оружия”.

В Алматы также проходили марши мира, посвященные антиядерному движению.




МУЗЫКА 3 Колокол (звучит на протяжении исполнения чтецов 1 – 4)

СЛАЙД 16 – 23

Чтец 1: слайд 16 - 17

В Хиросиме погибло более 240 тысяч человек. В Нагасаки погибло около 80 тысяч человек. Бой городских часов Хиросимы похож на тревожный набат. И звучат эти куранты не в полдень, а в 8 часов 15 минут утра. Изо дня в день, из года в год напоминают они о мгновении, когда навечно прикипели к циферблату стрелки других, случайно уцелевших среди пепла наручных часов. Навек же, как эти спекшиеся стрелки, отпечатался роковой миг и в человеческих сердцах.

Чтец 2: слайд 18 - 19

Теперь в Хиросиме разбит Парк мира. Ежегодно 6 августа к Парку мира с рассвета движутся вереницы людей. И каждая поминальная свеча, каждая белая хризантема оставляется перед памятником в знак чьей-то личной утраты. Хризантемы у подножия памятника похожи на снежные сугробы. Кроме тех чувств, с которыми человечество отмечает 6 августа, для жителей Хиросимы эта дата окрашена еще и с личной скорбью. Именно тогда большинство семей потеряли родных и близких, именно с того дня многие стали калеками.

Чтец 3: слайд 20

Бомбардировка Хиросимы и Нагасаки положила начало ядерных вооружений. Атомные, водородные, термоядерные взрывы проводились под землёй, под водой и в воздухе. В Казахстане ядерным полигоном стала Семипалатинская область. Наша страна была не только местом разработки и хранения ядерного оружия, её землю почти 500 раз сотрясали ядерные взрывы.

Чтец 4: слайд 21 – 23

В 2011 году исполнилось 20 лет, как не проводятся испытания смертоносного оружия на Семипалатинском полигоне, вокруг которого образовались зоны экологического бедствия. Наша страна вошла в XXI век и третье тысячелетие в качестве безъядерной державы. Республика Казахстан – независимое суверенное государство первым в мире закрыло один из самых мощных полигонов планеты – Семипалатинский ядерный полигон, унесший много человеческих жизней и людских судеб. 29 августа 1991 года вышел исторический Указ Президента Казахстана Н.А.Назарбаева № 409 “О закрытии Семипалатинского испытательного ядерного полигона”


СЛАЙД 24 - 25

Ведущий:

Многие поэты, писатели, композиторы откликнулись на трагедию, произошедшую в японских городах Хиросиме и Нагасаки, отразив её события в своем творчестве.

Одним из таких писателей является наш казахстанский писатель, чьё имя носит наша школа, Габит Мусрепов. Через 20 лет после ядерных взрывов в Японии в 1966 году он пишет три рассказа-свидетельства тех событий: «Рассказ спины», Рассказ глаз» и «Рассказ камня», объединенных в один цикл «Через двадцать лет».

Вашему вниманию мы предлагаем отрывки из этого произведения.


СЛАЙД 26

МУЗЫКА 4 Курашов (звучит пока выходят чтецы)

Рассказ спины

СЛАЙД 27 – 28

Чтец 1:

О, то был настоящий удар. Удар в спину… Такого удара моя спина никогда не испытывала. Он меня в дугу согнул да пятками голову чесать заставил. (…)

А когда моя голова нелепо запрокинулась, я успел осмотреться. Но ничего не увидел – за мной была пустота. Да, это случилось мгновенно. Еще минуту назад здесь теснились высокие каменные дома. А теперь их нет, они исчезли. Осталась лишь пугающая черно-бурая дымящаяся гладкость. Помнится, большие пожары, сильные землетрясения, даже они оставляли после себя хоть что-нибудь: обгорелые стены, одиноко торчащие дымоходы, запыленные деревья, руины. А тут ничего не осталось, ровно ничего, словно ничего и не было. Невидимые обычно из-за высоких зданий горы теперь просматривались отлично: они были на своем месте.


СЛАЙД 29 - 32

Чтец 2:

Еще я успел заметить, как с неба дождем падали удивительно широкие доски. То были крыши, опускавшиеся как бы после необычного, никогда им не снившегося полета. Среди сотен парящих крыш плавало нечто такое, что трудно было разглядеть. Но я узнал людей, вернее, их трупы. (…) Некоторые из них своим видом напоминали кресты.

Все это я увидел, будучи согнутым в дугу, когда мои ноги и голова спешили навстречу друг другу, оставляя меня внутри своих необычных траекторий. Увидел, когда мой разум и мои чувства стали плохо слушаться меня, когда белое начинало казаться черным, а черное – белым. Увидел, когда упавший недалеко от меня черный камень вспыхнул, словно вата, ярким пламенем. Потом… Потом беспамятство, обморок, столбняк, одурение…


МУЗЫКА 4 Курашов (звучит на протяжении всей инсценировки)


Инсценировка фрагмента диалога из «Рассказа спины».

Пациент на кровати. Затем входит врач.


СЛАЙД 33

Пациент: (размышляет вслух) Ничего я не ведал, даже того, почему я, замурованный, нахожусь в больнице. Мое слабое сознание ничего не могло восстановить, кроме одного видения, того, что связано с ударом в спину. А что, собственно, я видел? Даже это нелегко было осмыслить. Осмысление пришло позже, гораздо позже…

Входит врач.


СЛАЙД 34 – 35

Пациент: Почему я здесь лежу?

Врач: Ваша спина точно копия географической карты Японии. На правой лопатке расположился Хоккайдо… Великий Хонсю занял, как это и следовало, весь правый бок…Он отделяется от соседнего Кюсю узенькой здоровой полоской – проливом Симоносеки. Вы отлично выглядите, дружок. Японский ландшафт и тот позавидует вам. И даже Хиросима с Нагасаки изображены точно на своих местах, хотя их давно там нет. Красивая, точная карта…

Пациент: Доктор, но как все это случилось?


СЛАЙД 36

Врач: Прошу вас, будьте мужчиной, выслушайте спокойно. На два наших города американцы бросили атомные бомбы.

Пациент: Зачем?


СЛАЙД 37

Врач: Ведь просил же я вас быть мужчиной. Ставили опыты. Первый раз для пробы, второй – чтобы убедиться, что данные пробной бомбежки не случайные…

Пациент: У меня была мать, была сестра… Нельзя ли связаться с ними?

Врач: Как ваша фамилия?.. И где вы жили?

Пациент: В квартале «Утренней зари»…

Врач: Этого квартала теперь нет…

СЛАЙД 38

Пациент: Мать работала в центральном парке…

Врач: От парка осталось пустое место… А теперь молчи, отдохни…

Врач уходит.

СЛАЙД 39

Пациент: (садится на кровати) Доктор прав, надо молчать… Горе здесь не поможет. (…) С тех пор прошло двадцать лет. За это время меня шестнадцать раз клали в больницу. Шестнадцать раз латали спину. Очень нелегко таскать на спине такую ношу, как география целой страны. Разумеется, поражена моя спина не вся, на ней уцелели узенькие полоски здоровой кожи, точь-в-точь напоминающие, как говорит доктор, голубые полоски вод между многочисленными японскими островами. Вот и отрезают от этих полосок и кладут на пораженные места. И так без конца. А там где отрезают, появляются новые раны… (Встает)

СЛАЙД 40

Теперь я страдаю белокровием. Белые кровяные тельца, увеличиваясь, все больше вытесняют красную кровь. Чтобы прожить двадцать лет, пришлось бороться немало. Буду и дальше бороться.

СЛАЙД 41

Мне еще нет и сорока. Очень хочется иметь свою семью. Но кто пойдет за меня? Жениться на больной белокровием? Не хочу, не желаю умножать на свете уродов. Пожалуй, доктор был прав. Надо быть мужчиной, надо быть терпеливым, терпеливым по-мужски.


МУЗЫКА 4 Курашов (звучит пока выходят чтецы)

СЛАЙД 42

Рассказ глаз


СЛАЙД 43 - 47

Чтец 1:

Вдруг случилось невообразимое, показалось, что лопнуло само небо. Но то, пожалуй, не небо, а мои уши лопнули. Ошеломленная, я посмотрела вверх. Там, над городом, стоял, упираясь в небо, столб, весь белый, будто из снега, стоял огненный столб, будто сделанный из огня и снега. Он сыпал огонь, он лил резкий до боли луч. Затем закипел, расширяясь вверху, раздался. Где покоилось его основание? Не разобрала. Говорит, какой толщины? Ну как бы вам сказать… в нашем городе, в самом его центре, был выставочный павильон, круглый такой дворец. Говорят, остов дворца сохранился. Мне кажется, столб тот будет потолще остова павильона…

В следующее мгновение я вспомнила школу.

– Айко! Айко!.. – кричу, но не слышу своего голоса.

Ничего не вижу. Не вижу Айко, не вижу машин, не вижу школы. Исчезло все. Перед глазами одна черная пустота. Черная пустота всюду: и там, где стояла школа, и там, далеко за школой. Всюду копоть, черная пустота…

СЛАЙД 48 – 51

Чтец 2:

С шумом и треском повалились деревья, загораживая путь. Они обдали меня жаром. Горячие пуговицы на платье впились в тело. Потом неведение, мрак, черная пустота…

В ней, этой черной пустоте, прошли мои последние двадцать лет. То, что я вам говорю здесь, не передает и сотой доли того, что я видела тогда. Я говорю огонь, пламя, белый снег… но разве это то, что было? Тому еще не придумано названия, тому еще нет сравнений. В нашем словаре нет таких слов, настолько точных и страшных, чтобы обозначить то. Смерть… гибель… катастрофа… нет, тоже не то!..

Мы говорим о железе, о камне, что они накаляются, плавятся. Но как сказать про железо и камень, если они мгновенно превращаются в пепел? Как, каким словом выразить это, когда на ваших глазах в одно мгновение исчезает целый город, превратившись в пыль?


МУЗЫКА 4 Курашов (звучит на протяжении всей инсценировки)


Инсценировка диалога из «Рассказа глаз»

Девушка в платке, который скрывает отсутствие волос, и врач.


СЛАЙД 52

Девушка: Я двадцать лет пребываю в темноте. Говорят, что город отстроен, восстановлен. Говорят, что он стал краше и богаче, чем прежде. Мне так хочется посмотреть на него. Хоть одним глазом, хоть раз. Этой надеждой – увидеть – я живу. Не могу и не хочу не надеяться.

Входит врач.


СЛАЙД 53

Девушка: (умоляюще) Скажите, что с моими глазами?

Врач: Что же ты, милая, беспокоишься… они очаровательны, как всегда.

Девушка: Ведь не ослепла же я?

Врач: Нет, нет… Ты не видишь, это так. Но это пройдет, скоро пройдет.


СЛАЙД 54

Девушка: А как лицо, что с ним?

Врач: Никаких серьёзных изменений. Оно прекрасно, как белый мрамор. Красиво, как и прежде.


СЛАЙД 55

Девушка: А волосы?..

Врач: Волосы пришлось сбрить. Но они быстро отрастут.

Врач уходит.


СЛАЙД 56

Девушка: Глаза… Я верю, что они уцелели. Айко всегда завидовала моим глазам, говорила, что они черные-черные, а ресницы длинные-длинные… Никто никогда не назвал меня слепой. Никто из всех, кто приходил сюда в течение двадцати лет. Мне теперь тридцать пять. Когда я лишилась зрения, лишилась жизни, было пятнадцать. Но этих двадцати лет будто и нет: я не могу считать их жизнью. Мне все еще пятнадцать. Я все еще надеюсь, что прозрею.


МУЗЫКА 4 Курашов (звучит пока выходят чтецы)


Чтец 3:

СЛАЙД 57 - 59

Говорят, что после катастрофы забеспокоился весь мир, запротестовал весь свет. Я не знаю и не могла знать – находилась при смерти, - насколько решительным был этот протест. А как было у вас?

Не стало половины города, сгорело дотла. И это всего за две секунды. Мой город не был военным, в ту пору у нас жили одни женщины, дети да старики. Он никому не делал зла, никому не угрожал, в нем не было ничего особенного. Чем провинились мои подруги, ведь они хотели только добра – помочь отремонтировать школу соседей, у которых не осталось ни одного мужчины. Двадцать две девушки превратились в пепел, за одно мгновение превратились в пепел. Уцелела лишь я, двадцать третья. Говорю «уцелела»… Но что это за жизнь…


Чтец 4:

СЛАЙД 60 – 66

Оскорбленной душе порой хочется мщения. Хочется, чтобы буря людского гнева расплескала чай, который с таким аппетитом подносит к своим губам твой оскорбитель.

Нет, я не мстительная. Но не верьте мне, если скажу, что ни разу не жаждала мести. Я жаждала мести, и не раз. Но сдерживала себя, сдерживала так, что кажется, оно, это чувство мести, уже начинает презирать меня.

«Этого я не желаю даже врагу». Так говорят у нас. Так, пожалуй, говорят всюду. Мы – народ гостеприимный, добрый. И я не желаю этого никому. Не хочу беды ничьим домам. Не хочу, чтобы их жильцы жарились, подобно муравьям. Не хочу, чтобы вился пятнистый пепел над миром.

Я живу надеждой, я живу мечтами… Но осуществить их – не в моих силах. О чем, интересно знать, мечтают другие?..

Эх, если бы ко мне вернулось зрение! Прозреть бы, прозреть!..


МУЗЫКА 4 Курашов (звучит пока выходят чтецы)


Рассказ камня


Чтец 1:

СЛАЙД 67

Я – черный мрамор, я – черный камень. Мне чужда радость, неведом страх. Мне чуждо волнение. Я передаю только то, что вижу. Мне нет дела, как будут использовать люди мои свидетельства.

Был ясный жаркий день. Утомленный зноем, мирно дремал лес, стояли, будто прислушиваясь к чему-то, деревья на улицах. Дремал и я.

СЛАЙД 68 - 70

Вдруг что-то вспыхнуло и нависло огненным столбом. Одним концом столб упирался в город, другим – сверкал на высоте полукилометра, образуя там бушующий колпак. Всюду хлынул поток небывалого огня, поток небывалого света. Город свернулся в трубочку, как бумага, брошенная в огонь, и исчез. Металл превратился в пепел. Камень – в пыль. Весь город превратился в пыль. Осталось лишь место, где стоял город – выжженное и неровное.


СЛАЙД 71 - 72

Не стало и людей. Они сгорели, не ощущая того, что горят. Не приведи бог слышать, как семьдесят пять тысяч человек стонут, сгорая! Не приведи бог видеть, как пожирает пламя тысячи невинных детских глаз, как вспыхивает форма на тысячах школьниц, как их обнажившиеся тела шипят и жарятся в огне! Слава богу, все кончилось быстро, так быстро, что даже змей не успел бы высунуть язык. Город превратился в черную пустошь.


СЛАЙД 73 – 74

Потом подул сильный ветер. Подул завихренно, порывисто, желая, как казалось, прогнать злую силу, которая так внезапно развеяла город. Ветер был зол и решителен. Но ничто не препятствовало ему, и ветер, который всегда обнимал каждое дерево густых, как бор, парков, теперь одиноко несся по горячим кучам черной сажи, задыхаясь пепельной пылью.


Чтец 2:

СЛАЙД 75 – 80

Потом появились первые признаки жизни: выползли, удивленно озираясь, дети. И было чему удивляться: такую трагедию мир узнал впервые. Ее создали люди, чтобы губить друг друга, это их творчество.

Затем вышли женщины, вышли старики. Оглядываются. Где же город? Их ли это город? Не ищите, люди, города, не утруждайте себя напрасно. Ищите лучше, откуда она, эта черная беда, нагрянула на вас? Ищите зло, найдите, где оно притаилось.

Люди задвигались – в пожарище началась жизнь. Люди жгли останки людей, дожигали обгоревшие трупы. Чистили свое подожженное гнездо. Я не слышал, как люди при этом рыдали, - у меня нет ушей, - но, пожалуй, это хорошо, что у меня нет ушей, я бы не стерпел, даже я, камень.

Чтец 3:

СЛАЙД 81 – 87

Я – черный мрамор, я – черный камень. Я не умею считать, и я не знаю, сколько прошло с тех пор месяцев, сколько минуло лет. Я знаю только вечность.

Теперь город восстановлен. Он выше и краше, чем прежде. Вновь ожили сады. И улицы шире. Ничто не напоминает о катастрофе. Решительно ничто, ибо хорошо поработали годы, хорошо потрудились люди. Они достойны самой высшей похвалы. Но я не собирался прославлять труд человека. Я хотел поведать лишь о том страшном дне. О дне, когда плавился металл, когда плавился камень. Хотел, чтобы люди помнили тот день. И чтобы остерегались.


СЛАЙД 88

В центре города, пережившего тот ужасный день, теперь возвышается каменный человек. Его поднятая правая рука напоминает людям, где находится небо. Его левая рука простирается к людям – просит мира и спокойствия. Его глаза, прикрытые тяжелыми веками, умоляют, чтобы не повторилась беда.

Вот, собственно, все, что вам, людям, хотел я поведать. Надеюсь, вы не станете спрашивать у камня, что вам надо делать, чтобы не испытать этого еще раз.


МУЗЫКА 4 Курашов (звучит пока выходят чтецы)


СЛАЙД 89

Чтец1:

В Хиросиме верят одной сказке:

Выживает из больных людей

Тот, кто вырежет по крайней мере,

Тысячу бумажных журавлей.

Мир больной, возьми бумаги тонкой,

Думай о бумажных журавлях,

Не погибни, словно та японка,

С предпоследним журавлём в руках. (Расул Гамзатов)


МУЗЫКА 4 Курашов (звучит пока выходят чтецы)

Ведущий раздает журавликов


Чтец 2:

СЛАЙД 90 - 96

Лучевая болезнь, поразившая жителей Хиросимы и Нагасаки неизлечима. Так откуда же появилась вера в то, что, сделав тысячу бумажных журавликов можно выздороветь? В Японии историю о брате и сестре, перенесших трагедию бомбардировки Хиросимы, знает каждый.

Мальчику Коку было 9 лет, девочке Иоку - 6 . Они жили в Хиросиме. 6 августа 1945 года брат и сестра играли под домом, когда раздался взрыв. Дом рухнул, и дети оказались под обломками.

Чтец 3:

Через несколько дней у детей начали выпадать волосы, и с каждым днем здоровье ухудшалось. Брата и сестру поместили в больницу. Лечащий врач, видя, как быстро уходят детские силы, подарил им надежду: существует старинная легенда, что если сложить тысячу бумажных журавликов, исполнится самое заветное желание. Ведь журавль считается символом удачи и долголетия. На следующий день врач принес детям бумагу и ножницы, предупредив, что журавликов нужно делать каждый день, и тогда болезнь отступит.

Чтец 4:

Человек жив надеждой. Коку и Иоку начали делать журавликов. Чтобы сделать журавлика оригами, нужно сложить бумагу 31 раз. Люди, болеющие лучевой болезнью, очень быстро устают, у них в руках нет силы. Коку умер, сделав немногим больше двухсот журавликов. Своих журавликов он передал сестре, в надежде, что они помогут ей.

Чтец 5:

Делать журавликов Иоке помогала вся больница. Девочка очень верила, что сможет вылечиться. Но её руки с каждым днем слабели все больше. Настал день, когда Иоку журавликов сама делать уже не могла. Ей приносили журавликов из других палат. И каждый в больнице знал, сколько журавликов у Иоки. Бледная, изможденная, с глазами полными слёз, она искренне радовалась каждому новому журавлику. Белые, синие, зелёные, жёлтые, они висели у неё над кроватью.


СЛАЙД 97 – 100

Чтец 6:

В то утро, когда Иоку умерла, врач насчитал 985 журавликов. Он открыл окно и выпустил бумажных птиц. Они летели, опускались на землю под ноги прохожим. Журавликов поднимали дети, и в их руках цуру (журавлики) были символом надежды и веры, которая так необходима людям.


МУЗЫКА 5 Японский журавлик

(громко звучит 1 куплет и припев,

далее громкость убавляется,

ведущий говорит свои слова на фоне песни,


Ведущий:

В память о погибших в Хиросиме и Нагасаки, как символ надежды и веры, которая так необходима людям, мы преподносим журавликов в дар нашим гостям. Во имя мира.


затем громкость прибавляется,

дети вручают журавликов гостям, все становятся полукругом на сцене,

музыка выключается)


СЛАЙД 101

Ведущий:

Земля… Из космоса она смотрится как голубая жемчужина. Но как уязвима эта красавица от деяний своих же детей – людей!


СЛАЙД 102 – 107

Жизнь планеты и в наших руках. Приложим все усилия, чтобы Хиросима и Нагасаки не повторились! Чтобы атомные взрывы не стерли жизнь с лица Земли, нашей общей планеты!

Ребята, в знак солидарности с теми, кто пострадал от ядерных взрывов, с теми, кто борется за то, чтобы это никогда не повторилось, каждый из вас сделал бумажного журавлика и написал на нем свои пожелания. После мероприятия мы запустим этих журавликов на воздушных шариках в небо как символ мира на всей Земле. Зачитайте свои пожелания.


Дети зачитывают пожелания

Я хочу, чтобы над Землей всегда светило яркое солнце.

Я хочу, чтобы все люди всегда были здоровы.

Я хочу, чтобы у детей было счастливое детство.

Я хочу, чтобы война никогда не повторилась.

Я хочу, чтобы люди навсегда забыли о ядерных бомбах.

Я хочу, чтобы все всегда улыбались.

Я хочу, чтобы все были счастливы.

Я хочу, чтобы народы жили в мире и согласии.


Ведущий:

А я на своем журавлике написала слова нашего писателя Габита Мусрепова: «Прозрей человек! Чтобы не повторилась беда».


СЛАЙД 108 – 114

Чтец:

Я хочу, чтоб в целом мире

Затрубили журавли

И напомнить всем могли

О погибших в Хиросиме.

И о девочке умершей,

Не хотевшей умирать

И журавликов умевшей

Из бумаги вырезать.

А журавликов-то малость

Сделать девочке осталось…

Для больной нелёгок труд,

Всё ей, бедненькой, казалось –

Журавли её спасут.

Журавли спасти не могут –

Это ясно даже мне.

Людям люди пусть помогут

Преградить пути войне. (Расул Гамзатов)


МУЗЫКА 6 Кобзон «Пока не поздно» Участники на припеве по очереди поднимают вверх руки с журавликами. Разбирают воздушные шары.

11


-75%
Курсы повышения квалификации

Организация и сопровождение олимпиадной деятельности учащихся

Продолжительность 72 часа
Документ: Удостоверение о повышении квалификации
4000 руб.
1000 руб.
Подробнее
Скачать разработку
Сохранить у себя:
«Чтобы не повторилась беда…» Литературная композиция (83.5 КB)