Меню
Видеоучебник
Видеоучебник  /  Литература  /  9 класс  /  Русская литература 9 класс ФГОС  /  А. Т. Твардовский. Проблемы и интонации стихотворений о войне

А. Т. Твардовский. Проблемы и интонации стихотворений о войне

Урок 78. Русская литература 9 класс ФГОС

Александр Трифонович Твардовский известен нам прежде всего своей военной лирикой. На этом уроке мы продолжим знакомиться со стихами Александра Трифоновича Твардовского. Поговорим о военной лирике этого поэта.

Конспект урока "А. Т. Твардовский. Проблемы и интонации стихотворений о войне"

Сегодня на уроке мы:

·     продолжим знакомиться со стихами Александра Трифоновича Твардовского.

·     поговорим о военной лирике этого поэта.

Александр Трифонович Твардовский известен нам прежде всего своей военной лирикой. Если произнести имя этого поэта, то сразу же вспомнятся знаменитые строки из поэмы «Василий Тёркин»:

Переправа, переправа!

Берег левый, берег правый,

Снег шершавый, кромка льда...

Кому память, кому слава,

Кому тёмная вода, –

Ни приметы, ни следа.

Или вот эти легендарные слова:

Бой идёт святой и правый.

Смертный бой не ради славы,

Ради жизни на земле.

Но военная лирика Твардовского поэмой «Василий Тёркин» не исчерпывается.

Твардовский писал о войне всю свою жизнь. Военным корреспондентом на фронте он бывал на передовой, участвовал в сражениях, попадал в окружение.

От Москвы до Бреста

Нет такого места,

Где бы не скитались мы в пыли.

С лейкой и с блокнотом,

А то и с пулеметом

Сквозь огонь и стужу мы прошли.

Эти стихи о судьбе военных корреспондентов написал современник Твардовского, поэт Константин Симонов. Твардовский видел не только героические подвиги солдат, но и военные будни. Бытовые тяжести, проблемы. И конечно же боль и смерть.

Какой мы видим войну в стихах Твардовского? Кто он такой, русский солдат, герой этих стихотворений?

Вспомним творческое кредо поэта – писать понятно и просто об обыденных вещах. В стихотворениях Твардовского патриотический пафос соединяется с юмором, трагические эпизоды соседствуют с описанием бытовых сцен.

Например, в стихотворении «Армейский сапожник» мы видим, как один солдат чинит сапог другому.

В лесу, возле кухни походной,

Как будто забыв о войне,

Армейский сапожник холодный

Сидит за работой на пне.

Сидит без ремня, без пилотки,

Орудует в поте лица.

В коленях – сапог на колодке,

Другой – на ноге у бойца.

В этом стихотворении много бытовых подробностей, из которых складываются военные будни: запах обеда от полевой кухни, грязь на сапогах «дорожная, окопная, болотная, лесная».

Звуки стрельбы для бойцов уже давно стали привычными.

Война поперёк всей державы,

Давно не в новинку она.

От разговора бойцов поэт переходит к обобщению, рассуждая о том, как долго идёт война, сколько искалечено человеческих судеб, разрушено домов, как сильно изуродована войной природа. И в конце стихотворения Твардовский снова возвращается к своим героям, которые прощаются друг с другом. Их прощание описано очень просто, даже приземлённо, но после этой сцены мы видим такие строки:

В час добрый. Что будет – то будет.

Бывало! Не стать привыкать!..

Родные великие люди,

Россия, родимая мать.

Герои Твардовского лишены пафоса. Обратите внимание, насколько разные эпитеты к слову «люди» подобрал поэт: великие и родные. Герои Твардовского, солдаты, которые защищают Родину и совершают подвиги, это обычные люди, часто выходцы из деревни. В прямом смысле слова, они народные герои. Таков и Василий Тёркин, и герой стихотворения в «Я убит подо Ржевом».

Стихотворение «Я убит подо Ржевом» было создано в 1946 году. Посвящено оно событиям Ржевской битвы. Кровопролитные бои на Ржевском выступе продолжались с января 1942 года по март 1943 года. Бои были настолько страшными, что их называли Ржевской мясорубкой.

Рассказывая об истории создания стихотворения, Твардовский писал: «Стихи эти продиктованы мыслью и чувством, которые более всего заполняли душу. Навечное обязательство живых перед павшими за общее дело, невозможность забвения, неизбывное ощущение как бы себя в них, а их в себе, – так приблизительно можно определить эту мысль и чувство».

У лирического героя стихотворения есть реальный прототип. Это солдат Владимир Бросалов, с которым Твардовский встречался в госпитале.

Во время авианалёта бойца контузило взрывом и закидало землёй. Его матери отправили похоронку, но после сообщили, что её сын выжил и находится в госпитале. Так что Владимира Бросалова в одно время навестили и поэт, и мать. Выслушав историю этих людей, поэт обещал написать стихи о боях подо Ржевом. И это обещание он исполнил, подарив нам одно из самых сильных стихотворений русской военной лирики.

Стихи Твардовского были положены на музыку. Сейчас можно найти даже видеоролики в жанре песочной анимации.

Стихотворение написано от первого лица. Почему поэт выбрал такую форму? Обратимся к словам самого поэта.  Твардовский писал: «Форма первого лица в «Я убит подо Ржевом» показалась мне наиболее соответственной идее единства живых и павших «ради жизни на земле».

Стихотворение представляет собой монолог погибшего солдата. Мы не знаем его имени, не знаем откуда он, сколько ему лет. Знаем только обстоятельства его гибели при бомбёжке. Его смерть случайная, не героическая. Он один из сотен погибших рядовых бойцов. Лишая своего героя биографии, поэт достигает обобщения. Герой Твардовского говорит от лица тысяч погибших на войне солдат.

Нам свои боевые

Не носить ордена.

Вам всё это, живые.

Нам – отрада одна,

Что недаром боролись

Мы за родину-мать.

Пусть не слышен наш голос,

Вы должны его знать.

Сам поэт становится голосом «мёртвых, безгласных». В стихах нет чётко выраженной авторской позиции, поэт словно растворяет себя в этом монологе павшего солдата.

Какими художественными средствами создаётся этот поэтический монолог?
Во-первых, Твардовский использует множество риторических вопросов и восклицаний. Погибшего бойца волнует судьба Родины, ведь он не может знать точно, что сейчас происходит в стране.

Я убит и не знаю –

Наш ли Ржев наконец?

Удержались ли наши

Там, на Среднем Дону?

Этот месяц был страшен.

Было все на кону.

Эмоции прорываются риторическим восклицанием в ответ на страшные предположения о победе врага. Сама мысль об этом для солдата невыносима. Он верит, что его смерть просто не может быть напрасной.

Нет, неправда! Задачи

Той не выиграл враг.

Нет же, нет! А иначе,

Даже мёртвому, – как?

И у мёртвых, безгласных,

Есть отрада одна:

Мы за родину пали,

Но она –

Спасена.

Эмоциональность стихотворения усиливается инверсией и рефренами. Изменение порядка слов и повторы создают дополнительные смысловые акценты.

В начале урока мы говорили о том, что в военной лирике Твардовского часто сочетается бытовое и героическое. В стихотворении «Я убит подо Ржевом» эта особенность хорошо прослеживается в лексике. Твардовский в рамках одного стихотворения использует архаизмы, просторечия и воинские термины.

Вот примеры архаизмов:

Наши очи померкли,

Пламень сердца погас.

А вот «ни дна, ни покрышки» – просторечное выражение.

К воинской лексике относятся слова «петличка», «лычка», «гимнастёрка», «рота», «поверка».

Военная лексика подчёркивает, что герой стихотворения прежде всего солдат, боец. Архаизмы придают стихотворению торжественное звучание, создают акцент на героизме, величии подвига солдат, защитников родной земли. А просторечия дают читателю понять, что эти самоотверженные герои – обычные люди, такие же как мы.

Эмоциональный накал стихотворения усиливают также эпитеты и сравнения. Например: «безымянное болото», «грозное, горькое право», «святая клятва».

Линия фронта сравнивается с горящим рубцом на теле. Можно физически почувствовать, как болезненно воспринимается солдатом война, ощутить его боль за судьбу отчизны.

Красной линией через всё стихотворение проходит тема смерти и бессмертия. Герой погиб, стихотворение начинается с рассказа о его смерти. О том, что лирический герой погиб, упоминается в стихотворении несколько раз. Этот факт подчёркивается поэтом.

Летом, в сорок втором,

Я зарыт без могилы.

Всем, что было потом,

Смерть меня обделила.

Вместе с тем, герой не умирает, он растворяется в природе, становясь частью родной земли. Мы ощущаем его присутствие:

Я – где корни слепые

Ищут корма во тьме;

Я – где с облаком пыли

Ходит рожь на холме.

Я – где крик петушиный

На заре по росе;

Я – где ваши машины

Воздух рвут на шоссе.

Время в стихотворении тоже едино: прошлое, будущее и настоящее связывает тема памяти и бессмертия.

Мы слышим голос «мёртвого, безгласного» воина. Более того, он становится полноправным участником разговора, делится своими переживаниями, рассуждает, задаёт вопросы и даёт наказ оставшимся в живых собратьям-бойцам.

Последние строфы стихотворения – это завещание погибшего солдата своим собратьям, оставшимся в живых.

Я вам жить завещаю –

Что я больше могу?

Завещаю в той жизни

Вам счастливыми быть

И родимой отчизне

С честью дальше служить.

Примечательно, что изначально у стихотворения было другое название – «Завещание воина». Но потом поэт от него отказался – первая строчка стихотворения звучала выразительнее. Эти слова быстро стали крылатыми.

Если говорить о советской военной лирике, в памяти первым делом всплывут имена Константина Симонова и Александра Твардовского.

 Почему же их стихи о войне даже спустя многие десятилетия производят такое сильное впечатление на души читателей?

Герои Твардовского – обычные люди, они близки читателям. И стихи его простые и понятные, но простота эта кажущаяся: поэт использует огромное количество средств художественной выразительности.

 Работая военным корреспондентом, Твардовский побывал на передовой, общался с солдатами и их родными. Поэт пропустил через свою душу истории этих людей, все ужасы войны и рассказал об этом в стихах.
Самуил Яковлевич Маршак о военной лирике Твардовского сказал: «Это – настоящий реквием, простой, величавый и скорбный».

1903

Комментарии 0

Чтобы добавить комментарий зарегистрируйтесь или на сайт