Меню
Разработки
Разработки  /  Русский язык  /  Кабинет  /  11 класс  /  Когнитивный подход в изучении лексики на примере цветообозначений.

Когнитивный подход в изучении лексики на примере цветообозначений.

Разработка в сравнении методов изучения лексики, выявлении наиболее объективного.

25.01.2018

Содержимое разработки

Когнитивный подход в изучении цветообозначений.


Учение о цвете своими корнями уходит в Древнюю Грецию. Ещё Аристотель и Демокрит старались выделить основные цвета, объяснить происхождение цвета, а ученик Аристотеля Теофраст написал трактат о цвете. На протяжении веков великие учёные исследовали природу цвета - да Винчи, Ньютон, Гёте, Гегель, а позднее французский химик Шеврель, немецкий физиолог Гельмгольц, английский физик Максвелл идр. посвящали свои работы изучению сущности цвета. Но обычно большинство таких исследований не помогают ответить на вопросы, касающиеся семантики цвета. Научное знание, опирающееся на термины физических свойств цвета, оказывается некстати, если нас интересует значение - то, что люди имеют в виду, когда употребляют то или иное цветонаименование (далее ЦН). То же касается и хроматологической модели, описывающей цветовые ощущения посредством терминов тона, яркости, насыщенности. По утверждению Фрумкиной, эта модель не имеет под собой никакой психолингвистической основы, и на основе признаков «тон, яркость, насыщенность» невозможно предложить никакого разумного описания семантики множества слов - имён цвета. Но альтернативного толкования для цветообозначений (далее ЦО) Фрумкина не предлагает [1]. Когнитивный подход к изучению ЦН, представленный в работах Р.В. Алимпиевой, А. Вежбицкой, Е.В. Рахилиной и др., тесно связан с историческим, предполагающим исследование процесса формирования групп колоронимов, а также их состава в тот или иной период развития языка.

Традиционно цитируемой работой по проблеме семантики ЦО является книга Б. Берлина и П. Кея «Основные цветовые термины: их универсальность и видоизменения». Обработав обширный языковой материал (данные около 80 языков разных семей), авторы приходят к определённым выводам. Учёные предлагают уточнить понятие ЦО и приводят набор признаков, которыми должно обладать каждое основное ЦО:

1) основное ЦО монолексемно. Общее значение лексемы непредставимо как сумма значений его частей;

2) означаемое лексемы не включено в означаемое других терминов цвета;

3) сочетаемость лексемы не ограниченна узким классом объектов;

4) основное ЦО психологически релевантно для информантов [2].

Теория БК была подвергнута серьёзной критике. Учёными были отмечены многочисленные случаи, когда ЦО, функционирующее как основное, не является таковым по данной теории. Например, в современном персидском языке наиболее употребительным и единственным, не имеющим ограничений на сочетаемость ЦО синего, является abi, которое по БК, не может быть признано основным, так как является производным от слова ab - «вода». С другой стороны, в ряде языков (например, в древнеанглийском) присутствует основное ЦО серого, но отсутствует ЦО синего, что также противоречит предположениям БК о стадиальном развитии систем ЦО. Также было отмечено, что в некоторых языках существует два конкурирующих ЦО (например, синий и голубой в русском языке), что не предусматривается в данной теории. Тем не менее, работа БК имеет большое значение для изучения ЦО. В частности, она ценна тем, что поставила задачу сбора типологического материала, необходимого для рассмотрения проблемы ЦО как в синхронном, так и в диахронном аспектах.

Применение теории БК к живым языкам представляет определённый интерес Их цвет плохо соотносится с эталонным, он не всегда равномерен и одинаков у разных экземпляров, но он хорошо известен каждому носителю языка. У большинства природных объектов цвет не случаен. Именно идея соотнесения цвета с его эталонным носителем лежит в основе хорошо известной когнитивной теории А. Вежбицкой, согласно которой цвета в языке не абстрактны, а связаны с какими-то значимыми для человека объектами во внешнем мире, ассоциирующимися с тем или иным цветом.

А. Вежбицкая предприняла попытку найти для фокусных цветов «естественные прототипы из окружающей среды». Так, прототипом чёрного цвета является ночь, белого - день, зелёного - растительность, синего - небо, жёлтого - солнце, коричневого - земля, красного - огонь. Автор указывает, что современный носитель языка на сознательном уровне иногда может и не ощущать наличие каких-либо связей между цветообозначением и его референтом. Однако на бессознательном уровне он активизирует эти связи, что находит наглядное подтверждение в психолингвистических, этнолингвистических и просто лингвистических свидетельствах (например, в метафорах и фразеологических единицах) [3].

Вежбицкая предполагает, что хотя слова, описывающие один и тот же цвет в разных языках, не являются семантическими аналогами друг друга, но фокусы у этих разных семантических категорий могут быть относительно стабильны не только потому, что наши психические реакции совпадают, но и потому, что фундаментальные концептуальные модели у нас, представителей разных культур, одни и те же, так как основаны на нашем общем человеческом опыте [4].

Когнитивные аспекты цвета среди других аспектов семантики предметных имен затрагиваются Е.В. Рахилиной в монографии «Когнитивный анализ предметных имен: семантика и сочетаемость». То есть Вежбицкая считает, что предметы с фиксированным цветом часто описываются с помощью ЦО, а Рахилина придерживается противоположной точки зрения. По мнению Рахилиной, нельзя выделить универсальный фокус у ЦО, принадлежащих к одной и той же части спектра в разных языках, а Вежбицкая считает это возможным.

Мы полагаем, что именно сопоставительный анализ семантики цвета языков (в нашей работе - испанского, английского, армянского и русского) позволяет рельефно высветить специфические особенности цветосемантики каждого из них.

Можно согласиться с Вежбицкой - каждое ЦО в каждом языке имеет свою семантику, однако фокус конкретного цветообозначения в разных языках един. Но при сравнительно-историческом описании ЦО нельзя некритично использовать приёмы толкования, предложенные Вежбицкой. Во-первых, не совсем точно выявлены прототипические предметы (делать это для ВСЕХ языков мира крайне сложно, а, может быть, и невозможно). Во-вторых, даже если предмет во всех языках описывается с помощью ЦО, принадлежащих к одной определённой группе спектра (например, красной), то не всегда про него корректно говорить, что он прототипически красный, потому что в большинстве случаев предметы даже в пределах одного языка описываются ЦО, принадлежащим к нескольким разным частям спектра. Например, «кровь» в большинстве языков «красная» и «чёрная», а «ночь» - «чёрная» и «синяя». Как предполагает Ю.В. Норманская, для того, чтобы построить описание семантики ЦО, соответствующее наивной картине мира, необходимо помимо типологии основных ЦО построить типологию слов-определений цвета без указания на тон (светлый, тёмный, яркий, тусклый, густой, насыщенный, бледный и т.д.), истолковать эти слова и составить инвентарь. Ведь в каждом языке, уверена Норманская, имеется набор лексем такого типа, активно использующихся и понятных каждому носителю на интуитивном уровне. Кроме того, зачастую они используются как постоянные признаки отдельных ЦО, по Вежбицкой. Например, жёлтый и розовый ощущаются как светлые цвета.

В мёртвых языках, так же, как и в живых, существуют прототипические предметы для названий разных цветов (подтверждение гипотезы Вежбицкой). Разные случаи несоответствий заключаются либо в наличии разного количества ЦО для одного и того же предмета в разных языках, либо в употреблении в разных языках разных ЦО для описания одного и того же предмета («лев» в латинском описывается с помощью ЦО «жёлтый», а в германских языках - с помощью ЦО «красный»).

Норманская полагает, что данные вопросы не могут быть окончательно разрешены не только на материале древних текстов, но и в живых языках. А аппарат сравнительного изучения различий ЦО, относящихся к одной части спектра в разных языках, не до конца ещё разработан и для живых языков, при изучении которых можно прибегнуть к помощи носителей языка. Тем более неясно, осуществимо ли подобное исследование для мёртвых языков, когда количество текстов ограниченно, и не всегда на основе анализа текстов можно установить, какой именно оттенок цвета того или иного предмета описывает ЦО.

Таким образом, в своей работе Норманская на материале анализа текстов выявила прототипические предметы, характерные для разных цветов; установила, что фокус ЦО, принадлежащих к одной и той же части спектра в разных языках, в большинстве случаев универсален, однако в ряде случаев в древних языках обнаруживаются следы членения спектра, отличного от привычного нам, носителям русского языка, и, возможно, европейцам вообще. Но тонкие филологические различия между ЦО, принадлежащими к одной и той же части спектра в разных индоевропейских языках, в настоящее время остаются невыясненными.

Норманская полагает, что подобные исследования, с одной стороны, уточняют наши знания о переводе ЦО с одного языка на другой и типологии предметов в зависимости от характерных для них ЦО в разных языках; с другой стороны, они могут быть полезны при реконструкции спектральной системы ЦО праязыка, изучении генезиса спектральных систем в новых индоевропейских языках [6].

Размышления ученых, рассмотренные выше, приведены нами постольку, поскольку они навели нас на мысль о том, что когнитивные процессы, в которых задействованы имена цвета, базируются не на онтологии цвета или знании его физической субстанции, а на уникальной конфигурации социально, этнически и ментально осознанной цветосимволики, её непосредственной связи с историей и культурой народа.

Библиографический список

1. Фрумкина Р.М. Цвет, смысл, сходство: аспекты психолингвистического анализа. М.: Наука, 1984. 176 с.

2. Берлин Б., Кей П. Основные цветовые термины: их универсальность и видоизменения. М., 1969. 196 с.

3. Вежбицкая А. Обозначения цвета и универсалии зрительного восприятия //Язык. Культура. Познание. М.: Русские словари, 1997. С. 231-290.

4. Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков; пер. с англ.

А.Д. Шмелёва; под ред. Т.В. Булыгиной. М.: Языки русской культуры, 1999. I — XII. 780 с.

5. Рахилина Е.В. Когнитивный анализ предметных имён: семантика и сочетаемость. М.: Русские словари, 2000. 416 с.

6. Норманская Ю.В. Генезис и развитие систем цветообозначений в древних индоевропейских языках. М.: С&К, 205. 379 с.

7. Василевич А.П. Этимология цветонаименований как зеркало национально-культурного сознания // Наименования цвета в индоевропейских языках: Системный и исторический анализ. М.: КомКнига, 2007. С. 9-28.

8. Кульпина В.Г. Лингвистика цвета: термины цвета в польском и русском языках. М: Московский лицей, 2001. 470 с.

9. Бахилина Н.Б. История цветообозначений в русском языке. М.: Наука, 1975. 286 с.

10. Алимпиева Р.В. Семантическая значимость слова и структура лексико-семантической группы (на материале прилагательных- цветообозначений русского языка). Л.: Изд-во ЛГУ, 1986. 182 с.

11. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М.: Наука, 1987. 261 с.

-70%
Курсы профессиональной переподготовке

Учитель, преподаватель русского языка и литературы

Продолжительность 300 или 600 часов
Документ: Диплом о профессиональной переподготовке
13800 руб.
от 4140 руб.
Подробнее
Скачать разработку
Сохранить у себя:
Когнитивный подход в изучении лексики на примере цветообозначений. (25.29 KB)

Комментарии 0

Чтобы добавить комментарий зарегистрируйтесь или на сайт